Ирина Каренина

ЛЮБОВЬ  ПРОХОДИТ  МИМО

От долгих слез утешиться дорогой

И крепким чаем, и некрепким сном…

И говорить с тобой, а может, с Богом

На железнодорожном и ином,

На быстром, полустаночном, стучащем,

Почти ненастоящем языке –

О бытии, прекрасном и горчащем,

О неизбежной встрече вдалеке.

Любовь моя, просты у нас законы:

Чем хочешь, будь, что значишь – то и значь,

Когда плыву, как в лодке похоронной,

На верхней полке под вагонный плач.

                  ***

Завтра встанем рано-рано,

А пока считай баранов

И овечек, и мышей,

Всех, кто гонит нас взашей,

Палачей считай и катов,

Змей, людей и прочих гадов

И древесных, и морских,

Деревенских, городских,

Богомольных и безбожных,

Всех великих и ничтожных,

Приживалов и царей,

И людских поводырей.

Баю-бай, усни, душонка,

Жалкая, как у мышонка,

У летучего малышки, –

Чем ты хуже птички, мышки,

Палка-палка-огуречик,

Разнесчастный человечек…

                           ***

Может, и правильно – Он не дает

Этого или того,

Вся-то судьба – недолет, перелет

Гибели над головой.

Может, и правда: хромуше-любви

Нечего делать со мной –

И полуночных моих визави

Снова ведет стороной.

Поговорили – три шага назад,

Мимо бокал пронеси!

И отвожу в полумраке глаза,

И вызываю такси.

                               ***

…Из поцелованных мной по пьяни

Можно составить город,

Редакцию ежедневной газеты,

Очень толстого журнала или андеграундного издательства,

Собрать оркестр и хор мальчиков-зайчиков,

Провести первомайскую демонстрацию,

Мазками широкими выписать батальное полотно три на пять метров,

Где каждое лицо, смутное и нечеткое,

Врезается в нетрезвую память

Намертво, навсегда, и не отворачивайся, красавица,

И не смей говорить: «Не люблю» –

И не смейте мне отвечать: «Я тоже».

Потому что, как бы там ни было,

Мы уже обменялись дыханием,

Поделились паром, которым исходит душа из тела,

Паром, который срывается с губ на морозе,

Когда под снегом, на кладбище,

У могилы погибшего слишком рано

Целуешь первого, кто подаст тебе руку,

Чтобы поднять с мерзлой глины,

Первого, кто оботрет твои злые слезы.

Пьяными, мерзлыми, растрескавшимися губами –

Целуешь так, как болит насквозь твое сердце,

Как бродит по жилам спасительный алкоголь,

Безоглядно, отчаянно, цепляясь руками за плечи,

Выдыхая беду и вдыхая чужую боль,

Задыхаясь в тенетах бескрайнего горя – вместе,

Содрогаясь в животном вое,

Обнимая, спасая его и себя.

Ближе к делу (из материалов следующего номера)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *