Одинокий Саша Люблин

Давид Маркиш                          отрывок  из  рассказа

 

   Саша Люблин вошёл в дом, Лиза заперла за ним дверь.

-Я вот хотела тебя спросить, – сказала Лиза, усадив Сашу за стол в кухне. – Ты страховки уже сделал?

-Какие страховки? – удивился Саша.

-Ну, какие… – сказала Лиза. – Здоровье, несчастный случай. Вещи, какие у тебя там есть, на горе.

-У меня ничего нет, – беззаботно сообщил Саша. – А от смерти всё равно не застрахуешься – это глупость полная.

-Это ещё как сказать, – не согласилась Лизавета. У нас семья большая, думать надо… Мой шизик только о своей рыбе думает, всё на мне, до капельки.

Саше неприятно было слышать, что его друга за-глаза называют шизиком, но он промолчал.

–Ты чего ёрзаешь? – укорила Лиза. – Сейчас он придёт, никуда не денется. Озеро-то под боком!

Тут из второй комнаты, из-за закрытой двери долетел визг и плач, и Лиза-Лизавета, посуровев, крикнула во весь голос:

-Тих-ха!

И, поднявшись от стола, дверь распахнула – поглядеть, что там творится и порядок навести. В комнате, расположившись на полу, четверо детей старательно выводили фигуры на листках бумаги, а младенец надрывался на все лады в своей коляске.

-Чего это они все у тебя не в школе? – учтиво осведомился Саша Люблин.

-Я их из дома в эти дни не выпускаю, – доложила Лиза. – Еврейская Пасха, мацу-то пекут и пекут.

-Ну и что? – недопонял Саша.

-А то, – сказала Лиза. – Они у меня крещёные. Юз возражал, но я настояла: меня саму при рождении мама с папой крестили, как полагается. Ну, а я – их.

-Так ты… – промямлил Саша.

-Дошло! – усмехнулась Лиза. – Зарежут, рука не дрогнет. Эта Тверия – самое место!

-Значит, ты их дома держишь, – тупо глядя, сказал Саша, – чтоб не зарезали.

-Бережёного бог бережёт, – подтвердила Лиза. – Знаешь поговорку?

-А в Питере? – спросил Саша через силу.

-Там другое, – раздражённо ответила Лиза. – Питер большой, а евреев мало. А Тверия маленькая, а евреев здесь много, на каждом шагу. Вот и считай… Но много ещё не значит хорошо, как твой друг любит повторять.

-Это он о ком так говорит? – потерянно спросил Саша. – О нас?

-Нет, о рыбе, – сказала Лиза Штейман.

-Я пойду, – сказал Саша и вышел на глиняных ногах.

На воле приятно припекало, разгоняло кровь по жилам. По улице шли весенние люди по своим делам и вовсе без дела. «Много ещё не значит хорошо, – оглядываясь по сторонам, повторял про себя Саша Люблин. – Много ещё не значит… не значит…»

 

Ближе к делу (из материалов следующего номера)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *