Даниэль Клугер

 

 

МАГДА

Поэма в 4-х танцевальных балладах с прологом, эпилогом, интермедией и постскриптумом

 

…Вечером 16 июня 1933 года на тель-авивском пляже неизвестными был убит один из ярчайших сионистских деятелей Хаим Арлозоров. Убийство это до сего дня остаётся нераскрытым. Было рождено много версий о причастности тех или иных кругов к этому преступлению, но ни ода из них не получила окончательного подтверждения…

 

ПРОЛОГ

«Срывайте двери – два несчастья

хочу я видеть, сыновей убитых,

злодейку мать, убившую несчастных!..

Появляется колесница, запряженная драконами.

В ней Медея с телами детей…»

Еврипид. Медея. Пер. Даниэля Клугера

Две женщины носили имена

Похожие, и первая – Медея,

Царя Колхиды бешеная дочь.

Чтоб отомстить неверному супругу,

Колдунья черная зарезала детей.

Прошли века, прошли тысячелетья.

Несчастную преступницу жалеем

И думаем: «Безумна от любви».

Вторую звали Магда, и она

Была женой министра пропаганды.

И, приготовив в чашке цианид,

И обмакнув конфеты в это зелье,

Она детей убила – и себя.

Был месяц май, и грохотали пушки.

Йазон и Йозеф, Магда и Медея.

И никого, кто мог бы пожалеть…

ПАЛЕСТИНСКОЕ ТАНГО

 

Во время обучения в Германии Виктор (Хаим) Арлозоров познакомился с Магдой – будущей супругой Йозефа Геббельса, которая была подругой его сестры. Магду с Хаимом связывала не только страстная любовь, но и увлечённость сионизмом.

 

Осенний Берлинский вокзал.

Прощаются Виктор и Магда.

Он пристально смотрит в глаза

Зеленые, словно смарагды.

Она улыбнется легко,

Снимая дождя паутину.

А Виктор уже далеко –

Он видит страну Палестину.

 

А марши в Берлине гремят

И рев оглушает трибуны.

И факелы ночью дымят,

Зигзагами – молнии-руны.

Ах, мутная эта вода,

Поет она дьявольским ладом…

Но тянет и тянет туда –

К огням, площадям и парадам…

 

Вокзала невнятная речь.

Невнятная сцена прощанья.

Не будет ни писем, ни встреч,

Не стоит давать обещанья.

Под небом глубоким едва ль

Он будет вздыхать по Берлину.

…А ветер уносится вдаль,

В чужую страну – Палестину.

А марши в Берлине гремят

И рев оглушает трибуны.

И факелы ночью дымят,

Зигзагами – молнии-руны.

Ах, мутная эта вода,

Поет она дьявольским ладом…

И тянется Магда туда –

К речам, площадям и парадам…

Ближе к делу (из материалов следующего номера)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *