51(19) Анна Гедымин

      Праздник неуюта

  В горах

Жить бы в местности, заброшенной в облака,

Видной издалека,

Но лишь при ясной погоде.

То есть вполне доступной для глаз,

Но хорошо, если в месяц раз,

Хоть не скрываешься вроде.

Там, наверное, протекает ручей,

И возле дома сложен из кирпичей

Крепкий очаг.

А рядом,

Где тропинка увязает в лесу,

Можно встретить огненную лису

С вечно осенним взглядом.

И, конечно, там птицы поют с утра,

И ни холод не мучает, ни жара,

Ни сплетни, ни мошкара.

И те, кто давно уж потерян мной,

Все равно населяют сей мир иной,

На то он и рай земной.

***

Ты помнишь? — детство, стриженые ногти,

Огромный бант, умолкший третий класс…

Горнист, волнуясь, врет на каждой ноте…

Так в пионеры принимали нас.

Смеркается. Салют. Ноябрьский праздник.

Вдруг — полная луна, как мандарин…

И ангелоподобный одноклассник

Мне о геройстве что-то говорил.

Мы были так торжественно-серьезны,

Так дружно шли, поддерживая строй,

Что в небесах рассчитывались звезды,

Как фонари — на «первый» и «второй».

А он грустил, что слабое здоровье,

И все ж мечтал в матросы, хоть убей, —

Где море на закате — цвета крови,

А может — даже голубей…

       ***

Опять апрель — пора усталости,

Капелей ювенильных прыть.

А думы о достойной старости —

До них ведь надобно дожить,

Доотбояться, дотревожиться,

Доуповать на волшебство…

И вдруг понять, что — нет, не сложится,

Скорей всего.

     ***

Поехали, говорит.

                            Бросай свою глушь-Саратов,

И уже послезавтра,

                              в крайнем случае — в среду,

Куплю тебе перстень

                                  в сколько хочешь каратов,

И будем жить с тобой.

                                   Она в ответ: Не поеду.

Здесь у нас соловей,

                               хоть никакого в нем проку,

Поет и плачет,

                      и нет спасенья.

А зимой у нас

                      в ресторанчике «Крокус»

Скрипач играет по воскресеньям.

Тогда говорит:

                      А хочешь Форд Фокус —

Лучший на Среднерусской равнине?

Только сядешь —

                        и через миг, без вопросов,

Глянут — ан нет тебя

                                и в помине.

Она в ответ:

                  Да не нужен Форд Фокус,

Лучший от Балтики до Урала,

И даже не надо,

                        чтоб в ресторанчике «Крокус»

Музыка по воскресеньям играла.

Лишь бы сынок

                        одолел переходный возраст!

Лишь бы мама не умирала…

Ну, говорит, кума,

Уж с этим ты разбирайся сама.

И пошел он жить,

                           как прежде, на свете:

Никого не полюбил,

                               и не встретил

Ту, что мнилась, снилась

                                        в мысли рвалась —

Такая юная,

                 что еще не родилась…

   ***

В полдень пейзаж гармоничен,

Пусть и на четверть часа:

Прятки неспелых клубничин,

Сонных шмелей голоса.

Главная в царстве растений —

Яблоня в пестром халате —

Весело ждет перемен.

Тени встают на колени,

Чтобы потом, на закате,

Снова подняться с колен

И с приближением ночи

Свет одолеть без труда.

Перебороть.

Обесточить.

Не навсегда.

Навсегда…

  

     ***

Покуда сердце не застыло

Среди кладбищенского сада,

Я не забуду то, что было,

И расскажу, коль станет надо.

Застолья опишу и голод,

И личные в комоде вещи,

И безнадежный этот город —

И ненаглядный, и зловещий.

В нем голубей кормились стаи

И, недоступно пониманью,

Как по команде, расцветали

Тюльпаны в полночь к Первомаю.

Ежей припомню в скудных чащах,

«Хрущобы» в яблонях по груди

И черных лебедей, скользящих

Средь Парка Горького, в запруде.

Тебя, на возглас мой «Куда ты?»

Не захотевшего ответить.

Себя, любимую с той даты

Еще лет десять.

***

Ангел суровый,

Темноголовый,

Хмурится

Незнамо по ком,

Держится

Особняком.

Всё на него смотрю,

Тихо так говорю:

Ты средь бела дня —

Забудь про меня;

Средь ненастного дня —

Жить могу без огня;

Но средь черного дня —

Подними меня

Со дна,

Ото сна,

А дальше уж я сама.

Я ль потом возропщу,

Дар твой не возмещу,

В небеса не направлю

Золотую пращу?..

Переезд

Снег за оголившимся окном.

Быт мой, перевернутый вверх дном.

Деловитый праздник неуюта,

Свадьба и поминки — два в одном.

Вычеркнуть бы, с кем я обжила

Те четыре прежние угла!

Да вот память, маетно и люто,

Коромыслом нá плечи легла…

        ***

То не жизнь завершается — просто год.

В эту пору не жди от земли щедрот,

Будут яркими только сны.

В ноябре надо сжаться в клубок, в комок,

Чтоб сберечь не огонь, так хотя б дымок —

С ним верней дождешься весны.

А вокруг зачерствеют ночные льды,

Станет в мире много сухой воды,

Все живое сойдет к нулю…

С приближеньем к бездонному декабрю

Не верь тому, что я говорю,

Если только не говорю,

Что люблю…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.