49(17) Андрей Сутоцкий

Проявления

Жизнь уносится сквозь пальцы

В быстрой смене декораций.

Ну, за что бы удержаться…

Ни за что не удержаться.

Всё стремительнее ветры,

Незаметнее закаты…

И таинственный локатор

Наблюдает из-за ветки.

Будто кто-то, не решаясь,

Всё оттягивает сроки.

Дунет ветер. Ветка дрогнет,

Робкий пульс опережая.

И закаты, и восходы,

И гудящие суставы –

Сновиденьем, как угодно,

Пролетающим составом…

И, упав на полустанке

В колыбельку из ромашек,

Я запомнюсь вам вчерашним.

Сон ли, явь?.. Прошло и…

Странно…

 

Такой же лунь, блуждающий во сне

Давно слывя невидимым соседом,

Штурмуя с мокрым веничком палас,

Живёт в хрущёвке дядька Грибоедов,

В квартирке однокомнатной, в припляс.

Сидит себе на кухне он часами:

То кофе пьёт, то вяжет свитерки,

Глядя в окно печальными глазами

С насквозь промокшим словом «помоги».

И в долгих зимних сумерках колючих,

Когда изводит мысль, что ты один,

Заходит он, как свой, на всякий случай,

В условный мир задёрнутых гардин.

Хоть сны ему несут отдохновенье,

Где он всесилен, ярок и любим,

Но жизнь – не сон, а… честное мгновенье.

И где он будет завтра?..

Хрен-то с ним.

Не числится, не трудится, не бьётся;

Плывёт себе, как фикус в уголке…

Что будет с ним? состарится? сопьётся?

А дальше – тьма…

– Так ты ж на волоске!.. –

Вослед ему слюною брызжет бабка:

Сто лет в обед, горбата, словно крюк.

Но, дверь открыв, он впрыгивает в тапки

И… исчезает.

– Где же ты, мой друг? –

Другая дама, скукою воспета,

К нему с вопросом, прям из пустоты:

– Возьми грибков, отведай, Грибоедов,

И… отравись… (рецептики просты),

Чтоб кто-нибудь, невидимого вспомнив,

Брезгливо сплюнул, малость поумнев…

…другой его отсутствие восполнит:

Такой же лунь, блуждающий во сне.

 Камни – память

 

Остались незрячие камни.

Они ещё что-то помнят?..

Ладони, сердца и бомбы?..

Гранитные истуканы.

Титаны несут балконы,

С балконов глядят богини,

Богини слагают гимны,

А гимны – уже законы.

И крепости, и соборы,

И статуи, и гробницы,

Вы все, как один, бесспорно,

Без нас не могли родиться.

Без нас уязвимых, тленных,

Ещё и противоположных,

Сидящих в дворцовых ложах

И в рубище на ступенях…

Создать и разрушить – это

Для нас ничего не стоит…

О чём мы мечтали, строя?

Ужели ещё заметно?

Но слёзы текут из окон:

Вандалы штурмуют память…

Ведь с «марса» глядит слепая,

Стоящая к Солнцу боком.

Корабль летит на рифы!..

Отмщения жаждут камни!..

Воздвигнутое руками

Вибрирует точной рифмой.

Своё доживают камни,

Осколки цивилизаций…

А может быть, отказаться

От мысли, что камни – память?..

 Мелодия грусти

Ночь замедляет движение света.

Свет ускоряет движение ночи,

Делая чувства в два раза короче,

Чем дуновение спящего ветра.

Что-то торопит и путает мысли…

Падают вишни в холодные лужи…

Столько страданий, чтоб выйти ненужным,

Старым ребёнком, капризным и лысым!..

Мнётся в руках золотая открытка

В несколько строчек: банальные фразы.

Был ли он в жизни, доподлинный праздник,

Не из материй искусственных свитый?

Радость важна, но она утекает,

Скоро слабеет…

                              … и слёзы, и слёзы

Льют под валторны о тех, грациозных,

Ставших беспомощными стариками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *