№46(14) Емельян Марков

 

 

        ВАСИЛИСК

Во взгляде синем василиска

Я вижу жертвенный уклад.

Когда рука над ним зависла,

Он рухнул, пораженью рад.

Он что-то телом прикрывает

От суеты чужих утех

В пустыне, милом ему крае,

Бесплодном рае не для всех.

Его поверг я первым взмахом,

И жалость разметала гнев,

Мне грязная его рубаха

Привиделась – как первый снег.

Он взглядом породил пустыню,

Он вздохом обошел ее,

И яд в глазах под небом стынет,

Как василек отброшенный.

                   ***

 

Это – как увидеть город

Из штормовых волн.

Или же – по своей ли, чужой воле

Переживать в этом городе голод

Без еды или без любви, без дружбы.

Или по делам службы

Жить в стесненных обстоятельствах.

Еще это называется – швах,

Особенно если погрязнуть в мечтах.

И вот идешь так в голубой тени,

Потом – по солнцу.

И губы соленые. Они

В ее блаженном поте,

Или в морской соли,

Или в собственной крови.

                СЛОН

И с обеих сторон переносицы –

Явь с одной, с другой сон,

То туда то сюда переносится

Хобот. Идет по саванне слон.

Так легко ему. Пить очень хочется,

Правда, – впадают бока.

Слон не назван по имени-отчеству,

И саванна, как день, глубока.

Миражи перед ним поднимаются,

И трубит он, приветствуя их,

Сам не знает, ликует он, мается;

Вот опять он, как небо, притих.

Непрестанно рождается заново

Яркий, нежный и ласковый цвет.

Что же это? Вода или марево?

Что же это? Уж близок ответ.

           ЗАВСЕГДАТАЙ

Он пьет под крик чаек,

Живет в прибрежной хибаре.

Иногда что-то читает,

И то и дело появляется в баре.

Он, наверное, великий писатель,

А может быть, журналист,

Или бывший спасатель,

Или авантюрист.

Никто точно не знает.

Хотя его знают здесь все;

И когда он у стойки зевает,

Кажется, что он умрет к весне.

Кажется, что кричат чайки

Именно над его головой,

Когда, словно после качки

бешеной, он бредет сам не свой.

             АЛЬБАТРОС

Дует шторм на блюдце с чаем,

Шторму мы не отвечаем.

А ответим, он – заглушит,

Стройную волну обрушит

На звенящий галькой берег.

И – плывет проливом Беринг,

Тянет снасти древний грек,

В капле соль свежа вовек.

В этом гуле смоет горе

Вечно царствующее море,

Бьющее с плеча в причал.

Там его перекричал

Лишь белесый альбатрос,

Скрипнувший, как ржавый трос.

Моря он любимый шут,

Полуптица-полуспрут.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *