№46(14) Алина Рейнгард

УЛИЦА ИМЕНИ ПЕТЛЮРЫ

 

 

***

я лис,

я плыву в армаде

сонных камней,

которые ничего не сказали мне.

я лис,

я приставлен к награде

за сто ночей,

но не был живым ни в одном,

ни в единственном дне.

я лис,

я смотрю на небо

сквозь дым и стекло,

знаю, что моя лишь вина –

моя слепота.

я лис,

я иду сквозь пепел.

мне повезло –

я не выпил тот яд до дна,

не остался там.

я лис,

я мерцаю в небе

тусклой звездой

в надежде, что кто-то увидит,

придёт, найдёт.

я лис,

я слепой, глухой, немного немой

бессмысленный камень

в виде лиса,

нелепый плот.

я лис,

я плыву в армаде сонных камней,

среди них я один

уже три века не сплю.

очнись.

посмотри на меня.

через сто долгих дней

я сдамся, наверное.

и горький яд свой

допью.

я лис,

я иду по кругу,

я в нём плыву.

я прокладываю

очень долгую магистраль.

открой

где-то там, вдали, мой земной приют,

и тогда буду плыть я

не просто по кругу,

а вдаль.

я лис,

я дышу кострами

на берегу,

я играю в прятки

с тенью чужой.

я лис,

я, наверно, больше так не могу,

забери меня,

вытащи,

и отнеси

домой.

***

учёные доказали,

что не существует ни собак, ни волков.

в зрительном зале

хлопали молча, без лишних слов…

впрочем, на дворе двадцать первый, и этот зал

был просто ютубом.

ютуб нам вот так сказал.

лисы, что дружат с людьми – рождают собак.

лисы, что с ними враждуют – только волков.

значит, и на ковчеге – без лишних слов

не пара лисов плыла, а шесть, разве не так?

впрочем, нет. это понятно – впервые за много лет.

много было лисят, и потом они

разбились на кучки. стали волками в те дни

те, кому был не по душе ковчег.

те, кто любили Ноя – собаки навек.

выбор прост у всякого лиса, знай.

будешь любить ковчег – так собачий рай

тебе открывается. будешь Ноя кусать –

станешь ты волком, будет вас бегать рать,

и, вестимо, из ружей в людей стрелять.

вот двадцать первый век, и волки бегут –

ищут людей. кого-то если найдут,

будут кусаться, будут злобно рычать…

так создаётся война. приходит – опять.

тех, кто любить пытается, не поймут.

шавки! вы лижете руки! зачем вам корма?!

лучше стойте за правду, за веру! на –

вот автомат, беги же, собака, тебя там ждут!

только лисы сидят в шальной темноте.

да, их когда-то принял Ноев ковчег.

только, хотя уже двадцать первый век,

не полюбили людей они – все не те,

но ненавидеть не стали их тоже, нет.

лисы прекрасно знают: ненависть – бред.

лисы горько молчат или тихо фырчат,

лисы нам ничего сказать не хотят.

как же так получилось, скажи нам, Ной,

что на твоём ковчеге было порой,

что обижали бедных глупых лисят,

и получились полчища… из волчат?

как же так получилось, скажи, пророк,

что ты щенят своих защитить не смог,

давят их волки и нещадно грызут…

лисы молчат. они пути не найдут.

лисы, увы, давно не ищут пути.

знают, что им ничего самим не найти.

может, придёт в двадцать первом наш нео-Ной?

мы ему скажем тогда: дверь в ковчег открой.

мы уплывём с тобой, уплывём туда,

где шансы есть стать собакой спустя года,

только не волком. люби нас. люби сильней.

Господи, ты ведь любишь своих детей?..

Ной, ты скажи, ты любишь своих лисят?

мы на ковчеге плыли годы подряд,

мы за тобою шли, так подай нам знак,

просто скажи, что с нами вышло не так?

дай нам ковчег, и дай нам свою любовь.

знаем, что ты не Бог, ты лишь только Ной,

но мы – мы, лисята! – верим, что мы с тобой.

пусть отплывёт ковчег – дальше от волков.

                          ***

 

говорят,

евреи шли сорок лет?

а на сорок первый была война.

говорят,

в апреле приходит свет?

ну а в мае?

память про ордена?

у кого-то Песах, апрель в цвету,

из пустыни всех выведет Моисей…

ну а кто-то помнит, как там и тут

был чужим,

изгнанником был еврей.

что изгнанником!.. жертвой. концлагеря

тоже, так сказать, зажигали свет…

только страшной жутью была заря,

говорила вести: выживших – нет.

а ещё – свет выстрелов. Бабий Яр.

гордый фолк: петлюровцы, мол, в аду!..

да, погромы – раньше, всё знаю я,

но по улице с именем я иду

все того же Петлюры. огни Москвы

объявили проклятьем, горем, войной.

понимаю, что же. но как, как вы

говорить смогли, что фашист – герой?

что герой – Петлюра. Бандера. и

хорошо, не Гитлер. эй, Моисей,

ты евреев вёл до Святой Земли?

но в Израиле так же кричат «убей».

что еврей, что русский, что… ну… метис,

в этом городе боль, в этом мире – тьма.

где-то флаг печально, горько повис,

словно эшафот. словно жизнь – тюрьма.

я не знаю, как здесь сегодня жить.

слово против – вата! а за – укроп.

и о чем мне небо теперь молить?

чтобы снова смыл всех кругом потоп?

вся планета нынче – вроде войны.

говорят, евреи шли сорок лет?..

нам навек скитания суждены…

проливает ночь предрешённый свет.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *