№44(12) Валерий Скобло

 

 

  ЖИВЯ НА  РУСИ

 

* * *

 

Я был торговым кораблем,

Я плыл из Мексики в Китай,

Я вез контейнеры с углем…

Ты так и знай, ты это знай.

 

Я был ажурный углевоз,

Лицо от копоти отмой…

Но я прошу: не надо слез:

Был белоснежен парус мой.

 

…И две трубы, но белый пар

Валил из белоснежных труб…

Не трогал копоти кошмар

Ни парусов, ни рук, ни губ.

 

Ты юнгой был на корабле,

И все: от мачтовых снастей

До малых винтиков в котле –

Ты знал, как хруст своих костей.

 

Нас принял Тихий океан

В свой симметричный небу свод.

Стоял над волнами туман,

И был бесшумен наш уход.

 

И от безмерной красоты,

Без всяких видимых причин

Я растворился, как и ты,

В бездонной черноте пучин.

 

Нас поглотил девятый вал,

И разом был разорван круг…

Поскольку в том, чему внимал,

Ни слова правды, милый друг.

 

Грузинская застольная

 (из цикла “Шутки такие”)

 

    * * *

 

Умру от тебя, как уйду,

Утром, скользя по льду.

Скажешь: “Иди завтракать”,

А я не приду.

 

Лёгонький, тонкий ледок…

Живой по такому не смог.

Не оглянусь – не надейся.

И да поможет мне бог.

 

Хорошее скажут вдогон,

Но там – это шум и звон.

Ты удивишься: “Подумать…

Сколько вестей с похорон.

 

Покойный был скрытен и глуп.

Обидчив, неряшлив, скуп.

В рванье он ходил и помер.

Нет слез, чтоб оплакать труп.”

 

А я уже так далеко,

Мне дышится так легко,

Как и не дышалось в отчизне…

…И рядом с тобой, Сулико.

 

Из египетской мифологии

Вторгся раз Великий Гоготун

В мрачный мир безмолвных темных линий.

Золотое снес яйцо летун –

Хоть он гусем был, а не гусыней.

 

Ну, а уж из этого яйца

Хепри вышел… долго ждал момента.

Дальше приключеньям нет конца,

Быстро закрутилась кинолента.

 

Этот белый гусь – он так мне мил,

Больше Ра, Анубиса и прочих…

Если б кто его остановил,

Не было бы нас… и этих строчек.

 

НА ПОСЕЩЕНИЕ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ

             СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ

(Из цикла “Дела писательские”)

 

А.Т.

 

Отпусти меня с Богом… Уволь

От присутственных мест и собраний.

Я не раз я испытал эту боль

От дискуссий и голосований.

 

Коллектив умножает не ум –

Остается лишь жалкая малость,

Монотонный томительный шум

На меня навевает усталость.

 

Я не знаю, какой кандидат

Большей чести средь прочих достоин?

Говорил же тебе я стократ:

Не боец, не борец я, не воин!

 

Я еще понимаю улов

Тех, кто выпил и дремлют украдкой,

Под рокочущий шум голосов,

Улыбаясь в прострации сладкой.

 

В этом смысле – конечно… Но я

Не люблю выпивать в одиночку…

Озлобленья тупого струя

Заползает и в сердце, и в строчку.

 

В перерыв (от меня что за толк?)

Убежал я, быстрее оленя.

Не исполнил общественный долг…

Даже не получил бюллетеня.

 

* * *

 

Я участвовал тоже в проекте

Под названием громким ГЛОНАСС,

Но сугубо в военном аспекте.

Впечатлений я много припас.

 

Я общался с военными тесно,

Был контактам я этим не рад.

Но зато с детства так интересно:

Космос… спутник… Гагарин… парад.

 

А потом покатилось, как с горки:

Совещания… тендер… откат…

Факсы, пьянки, ВЧ, отговорки,

Контрагенты и… мат-перемат.

 

Сколько ухнуто денег и силы

В эту черную, точно, дыру…

А спросите меня про “распилы” –

Не скажу: испугаюсь, совру.

 

* * *

 

Проснулся  – и не понял, где я?..

а я – в больнице.

Что же поделать? – зато не в морге

и не в темнице.

 

Рядом похрапывают

соседи по палате.

Вчера был дома, а сегодня, гляньте:

вот-те, нате!

 

Какая странная есть

закономерность в этом:

Стал пациентом,

а был хоть плохоньким, но поэтом.

 

Стишки я писал

и не знал никаких пробирок.

Не знал анализов

из всех, как говорится, дырок.

 

Вот оно как:

результаты наших трудов – крохи:

Что все разом стишки

и что все анализы – плохи.

  Три стихотворения

Довольно глупо бояться змей,

Пауков, мышей… и мышей летучих.

А вот ты возьми и попробуй – сумей

Быть умным и бросить хоть слабый лучик

 

В сумрачный мир фантазий и грез,

Где совсем темно – черт сломает ногу…

Ты думаешь, страхи свои перерос

И умнее других? – вот и попробуй.

 

* * *

 

Пока я слушаю Голос Неба,

Диктующий мне стихи и стишки,

Мало завишу от крова, хлеба,

И раны земные не глубоки.

 

А когда Голос во мне потухнет,

Хлеб и кров не станут нужны совсем,

Так как точно повешусь на кухне

Перед тортиком, на котором крем.

 

* * *

 

Не верь никому, опускаясь на дно,

Никого ни о чем не проси.

Ну, а бояться, живя на Руси –

Тут уж, как кому суждено.

 

    Два стихотворения

Сны, что мне снятся, не подлежат пересказу.

Нет – ничего в них запретного нету вовсе.

Но расскажу, и, пожалуй, что жизнь вся сразу

Смысл потеряет. К этому ты приготовься.

 

Т.е. поэтому и не смогу… не стану…

Ночью, когда просыпаюсь, как от удара,

Свет не включая, иду, спотыкаясь, к крану…

Под ледяную струю – остаток кошмара.

 

* * *

 

Не люблю спать один: ночных страхов нет у меня,

Но как-то комфортнее, если кто-то сопит рядом,

А огонек ночника никак не заменяет огня

Чьей-то жизни. И мне не кажется адом,

Если храпит, ворочается и кашляет временами…

А все-таки этот кто-то – живой…

Хоть кто-то живой рядом с нами.

 

 

 

МОИ СООБРАЖЕНИЯ

     О ШКОЛЬНОЙ ПРОГРАММЕ

 

Северный полюс нашей родной Галактики

Расположен в созвездии Вероники…

Из этого факта – ни фига на практике,

Ни к чему здесь победные крики.

 

В астрономии этой такого до кучи –

И зачем нам наука такая в школе?

Не от нее наши предки стали могучи,

Непобедимы в лесу и в поле.

 

Скажем, химия – для производства тротила,

Для водородной бомбы – физика та же.

В этих науках понятная миру сила,

Нет и сомнений в нужности даже.

 

Математика, но в небольших количествах –

Для всяких расчетов (нельзя без сноровки!)

Сложных орбит разных ракет баллистических,

Несущих к цели боеголовки.

 

Биология – та-то почти фифти-фифти:

Тычинки и пестики – это прикольно,

Но польза какая, если застрянешь в лифте,

От той же биологии школьной?

 

А еще, конечно, от всех этих фокусов

Насчет происхождения нас от макак,

В грош не ценю я Дарвина всяких опусов,

В них нипочем не поверю… никак.

 

Долго гляжу я на свое отражение:

И ни один не замечу в себе изъян.

От восторга такое в мозгах кружение…

Что точно скажу – не от обезьян!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *