43(11) Петр Межурицкий

            СВОБОДНЫЙ ВЕЧЕР

 

Когда-нибудь всем будут люди довольны

и даже забудут чеченские войны,

как греко-персидские войны забыты –

кому интересны былого бандиты,

бомбёжки, теракты, облавы, зачистки,

обиды, скандалы, взаимные иски,

фракийцы, сирийцы, германцы, спартанцы,

а в клубе у нас, разумеется, танцы –

девицы в шелках, капельмейстер во фраке

и плюс кавалеры без мыслей о драке.

 

            ПЕСНЯ ВЫХОДЦА

 

Не слоняюсь я по двору,

не сигаю с пригорка –

ностальгия по Мордору

мучит разве что орка.

 

Не смущаясь акцентами,

с кайфом делаю селфи,

как вполне стопроцентные

люди, гномы и эльфы.

 

             ПОСЛЕ БУНТА

Чешут репы творенья венцы,

иногда пребывая в миноре,

а по Волге плывут мертвецы

и впадают в Каспийское море.

 

Сотворить позволяет азарт

что угодно из кубиков LEGO –

кто же всё-таки мстит за хазар

и, похоже, не только Олегу?

 

                МОТИВАЦИЯ

Твой социальный профиль низкий,

а посему – учи английский.

 

 

***

 

От мамонта вплоть до малюсенькой мушки

кто может не быть патриотом кормушки –

столь ясен вопрос, что и спорить не будем,

а фобии свойственны разве что людям

да ангелам, чьи не от мира полёты –

что им, Боже правый, земные болота,

степная бескрайняя ширь в перелесках

и сами они на бесчисленных фресках?

 

***

Я не напрасно гулял по свету:

«Джоконду» видел и видел «Пьету»,

стрелял, бывало, но только в тире,

влюблялся раза двадцать четыре –

скорее меньше, увы, чем больше –

порой – на месяц, порой – на дольше.

 

***

 

В России русских не было царей,

поэт в России меньше, чем райсуд,

полуеврей в России больше, чем еврей,

и что вообще в России не абсурд?

 

СМЕРТЬ ПОЭТА

 

На далёком перегоне

помирал поэт в законе,

не шестёрка и не туз,

а простой любимец муз.

 

И под видом проходимца,

чтоб никто им не мешал,

музы своего любимца

проводили не спеша

и вернулись на Парнас;

смерть такая не про нас,

душу чью пустили в тело

ради стоящего дела.

 

ПЛАЧ  О ВОЗМЕЗДИИ

 

О где же ты, национальный

ответ непропорциональный?

 

ПАМЯТКА СТИХОТВОРЦУ

Поверь мне – вариантов нет,

и если манит клоунада,

чтоб быть не больше, чем поэт,

уехать из России надо,

явив вполне земную прыть –

туда, где сам себе позволишь

лицом общественным не быть

и с Музою дружить всего лишь.

***

Наступает кризис пофигизма,

как всегда, в опасности отчизна,

и во что давно никто не верит,

высыхает вплоть до дна Кинерет.

Где-то вдалеке на Мёртвом море

дева не поёт в церковном хоре,

и в стране скорей шелков, чем ситцев,

мне, признаться, не до палестинцев.

 

ПРОСТОЛЮДИЕ

 

Ни здесь, не говоря про Гану,

ни там, где лондонский туман,

народ злодеи не обманут,

поскольку сам народ – обман,

 

с которым можно по-простому

якшаться, обольщаясь лишь,

чего не запретишь Толстому,

да и себе не запретишь.

 

***

 

Ангел идёт по лестнице без перил,

компромат убивает того, кто его нарыл,

впрочем, плевать, кто банкует на встрече там-то –

мне бы заботы Путина или Трампа.

 

ПЕСНЯ О НЕРАЗДЕЛЁННОЙ ЛЮБВИ

На это смотреть можно прямо и косо,

но вряд ли получится так уж беспечно:

Европа не сможет простить Холокоста

евреям, зато ведь она не навечно.

Бессмертья не могут сулить лотереи,

поэтому с каждым мгновением вяще

Европу зловредную любят евреи,

как боги всё то, что для них преходяще.

 

КОНСТАНТА

Знай, что по законам палимпсеста

то лишь и взойдёт, чего не ждём –

без вождя не сдвинешь гору с места,

но её не сдвинешь и с вождем.

 

Бог пошлёт нам снова тунеядца,

и каков бы ни был поворот,

вы, конечно, будете смеяться,

но евреи – избранный народ.

 

Из игры опять не выйти с миром,

всё своё покинь на раз-два-три

и не сотвори себе кумира,

но себе изгоя сотвори.

 

СТИХИ ПРО ЛИЧНУЮ ЧЕСТЬ

По убежденьям я аристократ

и демократ, конечно же, немножко,

в Одессе собирал я виноград,

в Днепропетровске ездил на картошку,

держался до последнего гроша,

не помышляя о серьёзной сумме,

когда однажды молодость прошла,

не сразу понял, что ещё не умер,

что как-то до сих пор остался цел,

воистину довольствуясь немногим,

потом само собой разбогател

и через фонды помогал убогим,

потом кричали чайки за кормой,

когда в печали я бежал от скуки,

ты видишь на медали профиль мой,

и думаешь: «Какие же вы суки!» –

собой гордись, отъявленный простак,

в своих оценках правый a priori,

когда-то ведь я тоже думал так,

да и теперь с тобой почти не в споре.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *