ФЕЛИКС ЧЕЧИК

 

 

 

ФЕЛИКС  ЧЕЧИК

 

Как Рембо – завязать навсегда

со стихами,- забыть и забыться,

чтобы только: корабль и вода

и матросов похмельные лица.

Озарение? Боже ты мой!

Озарение – грудь эфиопки,-

нечто среднее – между хурмой

и “Клико”, вышибающей пробки.

Небожитель и негоциант,-

путешественник на карусели,

умирать возвратившийся Дант,

в госпитальном кромешном Марселе.

Как Рембо, говоришь? Говори.

Поливай и окучивай грядки,

тиражируя скуки свои

на шестом и бесславном десятке.

О  ПОЭТЕ

Визитная карточка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *