53(21) Пётр Межурицкий

Паломничество

Как скажут, у трапа построимся,

на землю сойдем осторожно –

я был на могиле Камоэнса,

поверить во что невозможно.

 

Потом, не пугаясь отчаяться,

стоял на краю Лиссабона –

земля здесь и правда кончается

и небо как будто бездонно.

Ответка

Получил я эсэмэску:

“Что случилось с Чаушеску,

чем народа верный сын

разозлить сумел румын,

жертвой став масонских мафий?”

я ответил: “А Каддафи

или Николай Второй?

Все случается порой

и, бывает, нет спасений

от кровавых воскресений,

даже, может быть, всегда,

что в итоге не беда,

если не наоборот –

но зачем стрелять в народ?”.

***

От одних остался остов,

от других остались мощи,

разобраться с чем непросто,

нам бы что-нибудь попроще –

 

покорять моря и реки,

от всех бед найти лекарства

и религию навеки

отделить от государства.

***

Юнкера бомбили город Грозный,

шухер намечался грандиозный,

размножались страхи, как клопы,

я был человеком из толпы,

 

и душа моя, спасая тело,

будто бы взяла и отлетела

только в ей известные края,

чтоб остался здесь уже не я

 

и о том, что жить мне стало легче,

ей однажды рассказал при встрече.

Дурная весть

И впрямь, представьте, по весне,

возможно, подустав от нош,

я видел дьявола во сне

и понял: хрен его распнешь.

 

Воистину – дурная весть,

как минимум, на триллион –

теперь я знаю, что он есть,

хотя чему я удивлен?

***

Наступает кризис пофигизма,

как всегда в опасности отчизна,

и во что давно никто не верит,

высыхает вплоть до дна Кинерет.

 

Где-то вдалеке на Мертвом море

дева не поет в церковном хоре,

и в стране скорей шелков, чем ситцев,

мне, признаться, не до палестинцев.

Одесский  вопрос

Я весь был из предубеждений,

читатель ждет здесь рифмы “гений”,

она действительно пришла,

как все придет, порой, некстати,

чего от жизни ждет читатель,

не исключая и бабла,

другой вопрос, а сколько песо –

прощай, немытая Одесса,

страна скорей добра, чем зла,

где по еврейские хоромы,

кто только ни мутил погромы,

спасая души и тела

свои – что было, то пропало:

здесь нет еврейского квартала,

но есть до самых судных дней

 могила матери моей…

 

Спроси, как по дороге к славе

я взял и там её оставил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *