Борис Лихтенфельд

Борис Лихтенфельд

ЭКСКУРСИЯ

 

Несбыточных в плену воспоминаний,

по стенам безысходных галерей

пейзажи и портреты… домик няни

и Пушкин в ссылке после лагерей.

 

Какой-то холм… должно быть, городище

Воронич, а вдали – Воронеж: там

бомжует со своей подругой нищей

воздухокрад отпетый Мандельштам.

 

От города Платонова – к Платону:

в поэтах государству нет нужды! –

поэтому их гонит, как Латону,

и жаждою пытает у воды.

 

Ведь знает, до чего договориться

они способны, дай лишь волю им!

И ни о чём нельзя договориться –

столь чужды отношеньям деловым!

 

Иные связи в языке и в жизни

установив, несбыточных в плену

воспоминаний о другой отчизне,

они времён срывают пелену.

 

Из глубины банального пейзажа

кусты навстречу выбегают к ним,

втемяшивая: собственность есть кража

и превращаясь в анархисток-нимф.

 

Вот и Овидий… Ведь любая ссылка

на прошлое о том же говорит,

мрак раздвигает зрением затылка,

для будущего ищет алгоритм.

 

От сотворенья до армагеддона

все чаянья стекаются туда,

где ловится из чистого прудона

рыбёшка золотая без труда.

 

А время что? Туман… Всё не об этом

стрекозы над поверхностью кружат.

И разве можно доверять поэтам?

Для них везде распахнут настежь ад.

 

Айдесскою прохладой манит пекло.

Обманываться рады – вскользь, несбы-

точных в плену воспоминаний, бегло

водя по строчкам собственной судьбы.

 

о поэте

Визитная карточка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *