О русском языке, ненормальности евреев и других важных проблемах современности

Анна Файн

О русском языке, ненормальности евреев и других важных проблемах современности

Когда я буду забывать, о чем болтать, то пущу рекламную паузу. Рекламная пауза: подписывайтесь на журнал “Артикль”!

Конечно, только евреи могли назвать журнал на русском языке “Артиклем”, когда в русском нет такой части речи, как артикль. Но евреи вообще ненормальный народ. А я точно знаю, что артикля в русском нет, потому что слушала лекции самого большого специалиста по русскому языку. Фамилия его была Розенталь (кто б сомневался!) Русский не был его родным языком. Как у всякого приличного еврейского мальчика из Польши, родным языком его был немецкий. И вот он приехал в Россию, чтобы научить русских людей их языку, и написал более ста учебников, и стал профессором МГУ,

Я не училась в МГУ, но в те годы можно было прийти в старое здание университета на Охотном ряду и купить за тридцать копеек зелененький киношный билет  общества “Знание”, и послушать лучших профессоров.

В девяностые годы Дитмара Эльяшевича Розенталя не стало. И русский язык тоже умер. Исчезли квартирные посредники, вместо них появились риэлторы. Исчезли банковский ссуды, появились кредиты. Исчезли уборщицы, появились менеджеры по клинингу. Мало того, из языка пропали некоторые важные понятия. Например, любовь. Не говорят: “У меня с ним любовь”. Говорят: “У нас отношения”.

Так вот, евреи – ненормальный народ. Не верите? Я вам это сейчас докажу. Другие народы празднуют день рождения. А евреи празднуют день, когда человек не умер. Праздник Лаг ба-Омер – это день, когда НЕ умер рабби Шимон бар Йохай. Ему предсказали, что он умрет, а он остался жив. Правда, он все же умер в Лаг ба-Омер, но много-много лет спустя.

Евреи не празднуют дни рождения. Во всяком случае, традиционные евреи. Когда рождается мальчик, устраивают аж три праздника, и ни один из них – не день рождения. Во-первых, обрезание. Во-вторых, выкуп первенца, если это первенец. А, в-третьих, “шалом захар”, или “шулем зухер” на идише. Это значит – “Привет, мужик!” Так я, во всяком случае, перевела.

Какой из этих праздников веселый, а какой – грустный? Обрезание – веселый праздник. Хотя чему тут радоваться, если вдуматься? А вот “привет, мужик!” – грустный. Почему? Потому что душа человека обретает всю мудрость Торы, пока он находится в материнской утробе. Когда ребенок проходит через родовые пути,  он все забывает. Вот по этому поводу устраивают грустный праздник “привет, мужик!”. В первую субботу после рождения мальчика мужчины собираются вместе и учат Тору. Еще едят траурную еду: арбес и бобес. Арбес – это вареные зерна хумуса, а бобес – фасоль.

Но если бы ненормальность евреев ограничивалась только этим! У других народов как? Вот девушка собирается замуж. Мама ей говорит: “Выходи, Маруся, за Иван Иваныча. За ним ты будешь, как за каменной стеной”. Правда ведь, так говорят? А у евреев? Одна раббанит по имени Эстер Гинзбург написала книгу, которая в русском переводе называется “От женщины к женщине”. Там сказано: “Жена – ограда своего мужа, она стена вокруг него”. Это не просто так говорится. Это, так я думаю, комментарий на Песнь Песен: “Запертый сад – моя возлюбленная”. То есть, женщина должна возвести стену, и там, внутри, окруженный стеной, усаживается мужчина и учит Тору. Представляете? “Выходи, Мойшеле, за Сарочку. Ты будешь за ней, как за каменной стеной”.

Все это весьма современно. Например, мой любимый русский политик Ирина Хакамада… Она наполовину японка, на четверть осетинка и на четверть армянка, но она – русский политик. Так вот, она сказала как-то: “Я не феминистка. Я женщина двадцать первого века. Что такое женщина двадцать первого века? Она знает, что мужчина – не добытчик и не защитник. Он – для удовольствия”. Они это поняли в двадцать первом веке. А мы это знали всегда!

О чем дальше болтать, не знаю. Рекламная пауза: подписывайтесь на журнал “Артикль”!

Ближе к делу (из материалов следующего номера)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *