41(9) ПАВЕЛ ЛУКАШ

Про эту гребаную  жизнь

 

                      * * *

Фриштык из кофе и пашота –

царюю на трухлявых пнях,

горюя о прошедших днях,

когда и впрямь бывало что-то

(ну, как на днях)…

Но, говорю я, с Новым Днём! –

возможно, что-нибудь напишем,

хотя давно уже не пышем

здоровьем – дело-то не в нём

(хотя и в нём)…

Пока же, для шлифовки слога,

пишу для дочек, рассказал,

где что лежит – базар-вокзал,

поскольку, собственно, не много

(а вот, сказал)…

                        * * *

А сейчас посмотришь на часы

(что, конечно, чистая условность),

и потом в окно – там многословность

средиземноморской полосы.

Многокрикость – я бы так сказал –

что же им не спится спозаранку

(будто бы имеет обезьянку

злобно-ненасытный динозавр –

тоже, разумеется, орет).

Вот, люблю я зиму – это счастье –

дождь в окно стучит, молчит народ,

моего не требуют участья.

А весною всё наоборот…

                    * * *

Он редко убирает в хате,

и целый год в одном халате,

и караоке не поёт,

и много пьёт.

Он бизнес-классом не летает

(ему на это не хватает),

и у него, наверно, сплин –

не ангел, блин!

Перехожу к мытью посуды,

приятельские пересуды

от истины не далеки –

не дураки…

                  * * *

Бывает, окажусь не с теми,

но бессознательно по теме –

по пьяни – ангел пролетит.

Привет, почётная отсталость,

поскольку, что еще осталось –

не умный в том, что мне претит.

В загробной жизни – нету дома,

раз без похмельного синдрома,

и как-то, в общем, не болит…

Сосать из тюбика пюре-то –

в астральном до-ре-ми-до-ре-до –

сумеет и не инвалид.

Вот, не курю – курю при этом,

не пью – но пью, – и не об этом

про эту грёбаную жизнь…

Работы нет – дресс-код  остался.

От пустословия до станса

поди попробуй – продержись…

                     * * *

Случилось плохое дело

не так далеко от нас –

полиция прогудела,

пожарные, амбуланс…

А тут теневой садочек

раскроен под пикники –

полно садо-мазо точек,

где жарятся шашлыки.

Несчастные мясоеды,

которым придут кранты,

веселые внуки, деды,

собаки, отцы, коты

и полчища мясоедок –

и все пожирают плоть

под сенью косых беседок

(мэйд мэрия и господь).

Я просто пошел за водкой

направо-наискосок –

за лично-моей двухсоткой

сквозь этот тупой лесок.

И просто хотел отвлечь я

себя от душевных нош,

и брынза была овечья,

и финский столовый нож…

                    * * *

Где-то тут он в ус не дует,

смотрит детектив.

Где-то там она колдует,

очи закатив.

Там заклятия благие –

на любовь и фарт…

Тут занятия другие –

видимо, инфаркт.

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ЧЁРНОГО ХОДА

                          1

Роли – и плохие, и хорошие –

все на том же пандусе проросшие.

Не ищи героя или свинтуса

выше крыши или ниже плинтуса.

                       2

Всё что «вира» или «майна» –

то случайно или тайна.

То что «майна» или «вира» –

всё в теории эфира.

                      3

Благодарный, благородный,

и давно белобород,

уважаю вкус народный –

раз вкушает так народ.

                           4

Не попью шотландский мальт,

пропущу Башмета альт –

может быть, для куражу,

водки выпью, в цирк схожу.

                          5

Если в самогон добавить тоник –

ты уже на правильном пути.

Говорил мне опытный дальтоник:

«Жизнь прожить – дорогу перейти!»

                      * * *

Что-то там в альтернативе –

типа покер –

если верить медицине,

или похер.

Посмотреть на руку-ногу –

всё же пашут:

ноги ходят, руки машут –

понемногу.

Долговременный дресс-код –

та же память.

Это как в квартире кот –

не забанить.

Словно шепотом вокруг:

«ну, и что ты –

прямо так наденешь, вдруг,

майку-шорты?»

Но захочешь известить:

что напротив,

и желаешь навестить, –

я не против.

Вещи не перемещать,

текст не править…

Мне потом всё возвращать,

это – память.

            ПРО МЕНЯ

                   1

Охмурят химерою,

обольстят заботою…

Потому что верую –

больше не работаю:

не меня кодируют,

не меня складируют…

Где они лидируют –

мне не аплодируют.

               2

Говорят про хобби и

я в непонимании –

ищут приключения

на седины с просинью…

У меня-то фобии,

у меня-то мании –

разве что лечения

допустимы осенью.

     ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ

Поскольку происходит, вроде,

круговорот воды в природе,

и при жаре и под дождем,

мы, всё-таки, цунами ждем,

а значит, строго между нами,

еще дождемся и цунами.

              БЫЛО

Там советская шинель,

там же босс – режимный пёс

(что не про Коко Шанель,

и не путать с Хьюго Босс)…

Знать бы, что кому дано –

инженеры и поэты…

Было папино вино,

папины же сигареты…

Это были просто дети

в той стране: «Большая Раша» –

приходил апостол Петя,

приходил апостол Паша…

«Не ходите, дети, в школу –

Пейте, дети, Кока-Колу!»

Было, чтоб белым-бело –

Кока-Колы не было.

               * * *

Вот собака – с виду злая.

Обойду, её не зная…

Что вы, что вы, он же добрый –

доберманонеподобный:

он хороший, он ученый,

он всех любит, кто не чёрный…

Глажу этого ублю… –

я ведь тоже всех люблю.

               ВЕЧЕРНЕЕ…

За папу, за маму,

за бабушку Маню…

Та, что без деления –

от давления.

А вот эта –

от диабета.

Глотай (а не смотри) и

от аритмии.

От холестерина –

вот те на…

И, кроме –

для крови…

Еще одна,

чтоб не шок

опять…

И на

посошок –

чтобы спать.

Комментарии

Добавить комментарий для Елена Тверская Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *