52(20) Карина Муляр (Масюта)

Анкета психолога

С детства я увлекалась психологией. Всегда было интересно, как и почему меняется настроение человека. Какие эмоции возникают в разных ситуациях? Что нужно, чтобы успокоить человека или унизить? Повысить его самооценку или опустить так, чтобы он не поднимал головы? Как влияют обстановка в доме и родители на будущее поведение детей и взрослых?
В итоге я поступила на факультет психологии и весьма успешно его окончила.
Ко мне приходят разные люди, и у каждого своя проблема и свои трудности. Многим мне удается помочь, но надо признать, что изредка встречаются и такие, которым я хочу рассказать о себе. Но об этом не сейчас…
У меня есть несколько видов анкет, которые я предлагаю заполнить пациентам. Вообще-то я заметила, что вопросы, заданные на бумаге, придают мне в глазах моих пациентов больше значимости.

На консультации ко мне приходят самые различные люди. Вот, например, женщина лет пятидесяти, толстая, неухоженная, постоянно что-то жующая, никак не может понять, почему муж ушел к ее однокласснице. У которой всё точно такое же, только она жутко худая. А он, ее муж, бросился на эту груду костей.
В принципе, во время встреч с ней я молча выслушиваю одну и ту же тираду. Тщетно пытаясь вставить хоть какое-то слово. Ей это не нужно, и я смотрю в окно. Там кипит жизнь. Ходят разные люди, неся с собой свои разные судьбы.
Однажды я увидела, как дождь расплакался мне в окно. Я смахнула предательскую слезу. Почему предательскую? Я же просто захотела погрустить вместе с ним.

Откуда-то из глубины моей приемной неслось:
– Ты мне должна дать шанс, и увидишь, мы сможем всё начать сначала. Доверься мне.
И моя очередная пациентка доверчиво прижимается к хлипкого вида мужчинке с карими бегающими глазками. Всё его лицо, – да что лицо? – весь его вид говорит о том, что он обманщик и пройдоха, но пациентка не хочет этого видеть. Она хочет стать еще несчастней, но дать ему шанс.
А за окном деревья дарят прохожим свои разноцветные листья, в восторге бросая их к ногам. Ветер пытается сложить из них цветной ковер, а люди спешат по своим делам, не замечая этой красоты.

В последнее время ко мне начал приходить на прием один художник. Со страшным лицом он угрожал мне, что покончит жизнь самоубийством, поскольку его покинула муза. Жизнь, по его словам, стала бессмысленной. Он вытаскивал простой карандаш из кармана грязных брюк. Оттуда же появлялся клочок бумаги. Художник, прищурив глаз, подолгу меня разглядывал, потом начинал рисовать. Затем, дико ругаясь, рвал на мелкие части клочок бумаги и бросал не в мусорную корзину, а прямо на пол.
Далее всё продолжалось снова. Он угрожал мне, что покончит жизнь самоубийством, потом просил прикрыть окно, поскольку может подцепить ангину. Я закрывала окно и застывала, глядя, как зима аккуратно укладывала сугробы вдоль дорог, а с неба сыпал мелкий пушистый снежок. Воздух был необыкновенно чистым и прозрачным. Я прекращала слышать нудный голос художника и уносилась в зиму Снежной Королевой.

Однажды ко мне на прием пришел мужчина лет сорока пяти. Вежливо поздоровался. Я предложила ему присесть. Он, удобно устроившись на стуле, принялся молча меня разглядывать. Мельком глянув на него, я заметила, что передо мной очень сильная личность. Пронзительно прямой взгляд серых глаз, высокий лоб, тонкие упрямые губы.
Я нервно рылась в столе, пытаясь найти для него подходящую анкету. Он замер, как замирает лев перед прыжком. Внезапно я почувствовала, что силы мне изменяют, и я сейчас разревусь.
Я оставила поиски этой проклятой анкеты. Встала у окна и заговорила. Говорила, понимая, что делаю что-то не то. Понимала, что должна замолчать – и не могла.
Я торопливо рассказывала о своих первых детских обидах. О том, что мне одной не досталась заветная конфета. О предательстве лучшей подруги. О не сложившейся первой любви. Я кричала о том, что мой отец умер, когда я была еще ребенком. Он разбился на машине. Через несколько лет мама сошлась с одним скульптором, который меня, тогда подростка, упорно домогался.
Окончив школу, я поступила на факультет психологии и ушла жить к бабушке. Скульптор и там не оставлял меня в покое. В конце концов, я вышла за него замуж, окончательно испортив отношения с мамой. Об этом своем поступке я жалею до сих пор.
У нас родился сын. В какой-то момент скульптору стало скучно играть роль примерного семьянина, и он, оставив мне ребенка, отправился на поиски новых сильных ощущений.
Сейчас я влюблена в женатого мужчину. В хозяина клиники, в которой работаю, а ему абсолютно всё равно. Он любит свою семью.
Я плакала, кричала и говорила, говорила то, о чем молчала много лет. Задавала вопросы, и сама на них отвечала. Спрашивала своего пациента, нравится ли ему слушать «Либертанго» Пьяццоллы. Так вот, это танго полностью отражает то, что творится в моей душе.
Он внимательно слушал. И только где-то в уголках серых глаз я заметила насмешливый огонек.
Я растерянно глянула в окно. Весна украшала улицы зелеными листьями. Осторожно ступая по еще холодной земле, она деликатно раскрашивала всё яркими красками, символизирующими жизнь. Я в изумлении замолчала.
Мой пациент какую-то секунду смотрел на меня, потом спокойным голосом сказал:
– Вы дадите мне заполнить анкету?..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.