49(17) Давид Шехтер

 

Друз – значит друг

 

Из книги воспоминаний

 

Во время операции «Облачный столб»[1] мне  выпал один день спокойствия и расслабухи. Маша Элькин, ставшая сотрудником правительственной пресс-службы, отвечающей за работу с русскоязычной прессой, уже давно планировала поездку в друзские деревни. Поэтому отменять поездку не стали, хотя пришлась она на самый разгар «Облачного столба». Многие журналисты, записавшиеся в поездку, отменили свое участие. И проиграли. Те двадцать человек, которые все же отправились  на Север вместе с Марией,  выиграли яркий солнечный день, пасторальные пейзажи, тишину сонных улочек Далият Эль-Кармель, не разрываемую воем сирен. Но, главное, они получили массу интересной информации о друзской общине Израиля.

Начал излагать  ее нам глава поселкового совета Далият эль-Кармель Насраллдин, прямо у ворот монастыря кармелитов. Смотровая площадка монастыря открыта на все четыре стороны света и вид с нее такой, что просто дух захватывает. Расположена она на высоте более 300 метров и с нее просматриваются и Йокнеам, и Тивон, и военная база Давид, и знаменитый поселок Наалаль – родина многих израильских политиков и военных.

Солнце светило ярко, но не жарило, ветерок, наполненный запахами цветущих трав и растений, был свеж и приятен, от пейзажа, распростершегося у наших ног, веяло спокойствием. И тут Насраллдин вернул нас к действительности.

– Большая часть земель, которые вы видите внизу, принадлежит друзской общине, – сказал он, – и именно по этим землям в 1990 и в 2006 годах «Хизбалла» и Саддам вели усиленный обстрел. Конечно, их вовсе не интересовали наши поселки, они целили в военную базу «Давид» и ее взлетно-посадочные полосы. Сегодня у нас тихо, ракеты из Газы сюда не долетают. Но мы совершенно четко знаем, что во время будущего витка эскалации с «Хизбаллой» мы вновь окажемся в эпицентре обстрелов.

Друзская община в Израиле насчитывает около 100 тысяч человек, которые проживают в 16 поселках: 14 на горном хребте Кармель и 2 в Галилее. Из всех национальных меньшинств, живущих в Израиле, друзы – не просто наиболее дружественная по отношению к евреям общины, они в самом прямом смысле являются нашими братьями по оружию. Друзы полностью интегрировались в израильское общество, став его неотъемлемой и важной частью.

Друзы приветствовали  первых еврейских халуцим, появившихся в Эрец Исраэль в конце XIX века и оказывали им всестороннюю помощь. А когда началась Война за Независимость, друзы приняли сторону евреев. В 1956 году закон о воинской повинности был распространен и на друзов, и с тех пор все юноши, достигшие призывного возраста, проходят срочную службу, а девушки – национальную службу. Как с гордостью рассказал нам Насраллдин, год назад Далият Эль-Кармель посетил министр обороны Эхуд Барак, который привел следующую статистику: среди друзской общины в ЦАХАЛ призываются 83% молодых людей, а среди евреев –  72%.

До 1973 года у друзов был отдельный батальон, а затем полк. Меня, репатрианта из СССР, после прохождения в 1990 году курса молодого бойца, приписали именно к этому полку, в котором я десять лет каждый год проходил резервистскую службу. Поэтому могу лично засвидетельствовать, что друзы – прекрасные солдаты и верные друзья. Моим самым отчаянным командиром был друз Мустафа, у которого просто руки чесались врезать,  где только можно, арабам. Мустафа преподал мне и самый важный урок по пониманию арабской ментальности.

В декабре 1991 года я, вместе с еще пятью солдатами, просидел целый месяц на крыше одного из домов в деревне Анабта (сегодня – в автономии). Нашей задачей была демонстрация присутствия и предотвращение тем самым швыряния камней в проезжавшие через Анабту еврейские машины. Каждый день мы патрулировали шоссе и несколько прилегающих улиц. Все было тихо, пока в качестве командира не прислали Мустафу. В первый же день он повел патруль в касбу – старинный центр деревни, где начал останавливать прохожих, обыскивать их, заставляя выворачивать карманы, раскрывать рот для доказательства того, что в нем ничего не запрятано. Минут через 20 вдалеке показалась группа парней в масках, размахивавших топорами. Мустафа и я немедленно открыли по ним огонь. К счастью, мы ни в кого не попали (иначе затаскали бы нас по военным судам), но группа немедленно рассеялась.

Когда мы вернулись в  палатку, я спросил Мустафу – зачем он унижает людей? Мы провели здесь три недели, и у нас не было ни одного подобного случая.

 – Зачем ты издеваешься над отцом семейства в присутствии его жены и детей? – спросил я, – Ты ведь тем самым превращаешь его в нашего врага.

– Ты глупый русский, – ответил мне Мустафа, – и ничего не понимаешь в арабской ментальности. Для арабов  существует только два положения – либо они хозяева, либо они слуги. Третьего у них нет. И этими унижениями я демонстрирую им, что здесь хозяин – я. А твои проявления дружелюбия они воспринимают как слабость.

Чем дольше я живу в Израиле, тем больше понимаю правоту Мустафы. Провал «ословского» процесса произошел потому, что желание Рабина-Переса достичь мира даже ценой территориальных уступок, арабы однозначно восприняли, как проявление слабости. И устроили вторую интифаду с попыткой бунта внутри Израиля.

Именно из-за понимания арабской ментальности, друзов с охотой берут в пограничные войска «Мишмар ха-гвуль», всегда находящиеся в самой гуще столкновений с арабскими демонстрантами. Впрочем, сегодня друзы служат практически во всех родах войск и делают успешную карьеру в армии. Совсем недавно демобилизовался бригадный генерал, командовавший  войсками МАГАВ. А всего в истории общины было уже шесть бригадных генералов. Об этом нам с гордостью сообщили в мемориальном комплексе, посвященном воинам-друзам, павшим в рядах ЦАХАЛа. Таких, оказывается, было 389 человек.

Кстати, этот  комплекс находится в доме, когда-то принадлежавшем лорду Лоренсу Олифанту. Лорд – писатель и путешественник, христианин и религиозный мистик, был активным сторонником возвращения евреев в Эрец Исраэль. Он написал книгу «Земля Гилад», в которой призывал к скорейшему воссозданию еврейского государства. В 80-е годы XIX века Олифант приехал в Израиль и поселился в Далият Эль-Кармель.

В отличие от нынешнего поселка, с населением в 16 тысяч человек, тогда это была маленькая, пасторальная деревушка, уютно расположившаяся в складках горы Кармель. Видимо, тишина, и близость к природе привлекли лорда, уставшего от городской жизни и великосветского общества. Он построил в Далият эль-Кармель большой дом, в котором прожил последние годы жизни.

Секретарем у лорда служил молодой человек, который потихоньку писал стихи на иврите.  Звали его Нафтали Герц Инбер, и однажды именно в этом доме он написал стихотворение, которому дал название «Наша надежда». Сегодня его знает наизусть большая часть евреев земного шара, поскольку это стихотворение стало гимном сперва сионистского движения, а затем государства Израиль.

Нам показали библиотеку лорда и комнатку, в которой жил Инбер и где, скорей всего, он написал «Ха-Тикву». В ней стоит старинный стол, который, как утверждал наш гид, всегда размещался в комнате Инбера. Я не отказал себе в удовольствии усесться за этот стол. Раскрыл блокнот, взял ручку… Увы, муза, посетившая здесь Инбера, не одарила меня благословенным вниманием.

Мусбах Халаби, журналист и писатель, выпустивший 14 книг на иврите, сопровождавший нас по дому Олифанта, сказал: «Этот дом – символ особых отношений, сложившихся между друзами и евреями». И, действительно, чего только нет в этом внушительном по размерам сооружении – в том числе залы имени Рабина и Бегина, зал Моше  Даяна. А сегодня часть помещений занята курсом предармейской подготовки для призывников-друзов.

А затем настал самый захватывающий момент нашей поездки. Журналистов привели на встречу с руководителем… сионистского друзского движения (!) Йосефом Насраллдином, дальним родственником главы поселкового совета. Не разобравшись сперва, кого к нему привезли, он решил, что имеет дело с российской прессой и начал свой разговор с  предложения в два счета обучить нас сионизму. Но мы разъяснили – нас не надо агитировать, мы израильтяне и хотим послушать, каким образом сионистом может быть не еврей, а друз.

– Все очень просто, – разъяснил Йосеф, – Связь между нашими народами началась не вчера, не позавчера, а более трех тысяч лет назад, когда Моисей женился на Ципоре, дочери нашего пророка Итро. Мы стали, можно сказать, родственниками. И отношения были соответствующими. В средние века знаменитый путешественник  Биньямин из Туделы писал, что в Эрец Исраэль евреи и друзы живут в мире и согласии. Когда евреи начали возвращаться, их лучшими партнерами стали  друзы. Мы многие века страдали от своих соседей. Поэтому все друзские деревни находятся на высотах – чтобы легче было защищаться от арабов.

Мы очень быстро нашли общий язык с евреями, которые также страдали от нападений арабов. Еще до возникновения Израиля друзы воевали в составе «Хаганы» и ЭЦЕЛ. А после создания государства мы стали пользоваться всеми правами. В отличие от Сирии или Ливана, где друзу зачастую приходится скрывать свои веру и национальность, в Израиле мы полноправные граждане, которые свободно живут на своей земле в соответствии со своими традициями и культурой. Никто нас в Израиле не притесняет и не дискриминирует. Израиль дал нам то, что дороже всего на свете – мы ощущаем себя полностью свободными людьми, являющимися интегральной общества. Поэтому 95% друзов голосуют за сионистские партии, в основном за «Ликуд» и «Аводу».

В 1975 году ООН приняла решение, в котором сионизм приравнивается к расизму. Но мы ведь прекрасно понимаем, что это не соответствует действительности. Поэтому сразу же после этой резолюции ООН мы создали свое движение, ставшее плечом к плечу с еврейским сионистским движением. И мы решили определять себя как гордые друзы-сионисты! Для нас нет никакого противоречия в том, что мы – друзы, сохраняющие свою культуру, и одновременно, мы – патриоты Израиля.  Израиль –  самое лучшее в мире государство для друзов, и мы  чувствуем себя самым близким к евреям народом.

Мне довелось много поездить по Израилю и пообщаться с представителями разных национальных меньшинств – арабами, черкесами, бедуинами. Но такого заявления, признаю, я не ожидал. Услышать подобные слова из уст нееврея в тот момент, когда арабские террористы вели массированный обстрел Израиля – только ради этого стоило приехать в Далият Эль-Кармель!

Был еще один смешной момент во время наших прогулок по деревне. Не успели мы пройти несколько десятков метров по ее улицам, как мне сразу же бросилось в глаза обилие многоцветных «флагов гордости». Сразу  возникло ощущение, что израильские ЛГБТ прочно обосновались в друзской деревне. Чем дальше мы шли, тем я все больше диву давался – флаги эти висели уже практически на каждом доме.

– Что происходит, – спросил я у Маши, – куда ты нас, милая, привезла? К друзам или в центр нетрадиционной сексуальной ориентации?

–  Чего? – поперхнулась Маша.

–  Да вот, сама полюбуйся, на всех домах флаги ЛГБТ.

Маша зашлась в смехе.

–  Это  флаг не геев, а  друзской общины.

Я пригляделся – хотя  флаг был тоже многоцветным, но он все же отличался от тех, которыми гордо размахивают члены ЛГБТ на своих парадах….

[1] ноябрь 2012 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *