49(17) Ирина Маулер

Израиль

 

Что такое еврей – мишень для камней,

для травли и для поля боя идей.

Евреи во всем виноваты.

Еврей, это вместо – «плохиш», вместо – «зверь»,

которого надо – ату! и за дверь

Угрозою, ласкою, матом.

Но зверь этот хитр, у него плавники

и когти из фирменной стали,

ему надоело из вашей руки

есть то, что вы сами не стали.

Ему наплевать, что сказали теперь,

Он сам себе брат и защита,

Он будет ногой открывать правды дверь,

Которая вами  закрыта.

И если решите средь белого дня,

Что выскочил из-под  контроля –

Лечите и обвиняйте себя –

Он просто вернулся на волю.

                     ***

Зачем   нужны стихи – затем,

Чтоб страх и сырость с серых стен

Стереть, всего – сложив слова,

Но так, чтоб комната жила,

Дышала, полнилась теплом,

Чтоб счастье и любовь вдвоем,

Обнявшись, за руки взялись.

И так на всю страницу – жизнь.

А значит, мне нужны слова,

В которых музыка жива,

Которые одной строкой

Стирают страх, стирают боль…

Ну хоть на несколько минут,

Ну хоть на миг, пока их ждут.

               ***

Прощать – прОпасть.

Молчать – камень,

Напасть – это ветрянка духа,

пропАсть между рук лопастями

твоими – мУка.

Не прочитаешь по ладони,

По почерку не чиркнешь метко,

Синий глаз, а как вороний.

На сердце – метка.

Меряю осень и меряю зиму –

Не по размеру – снять бы разом.

Не понимаю… необходимо

Рядом.

                 ***

Кашка скоро превратится в кашу,

Платья маков красные завянут,

Солнце по утрам надсадно кашлять

Будет, нарушая сны и планы.

Доведет до белого каления,

Раскидает нежность и надежду.

Надо будет белые одежды

Приготовить, но пока есть время

На добычу слов и снов весенних,

На восторг и ожиданье счастья,

И на то, что сядет на колени

Бабочка по имени Удача.

Где-то ее носит по планете,

Где она сейчас – в Литве, России,

Я бы тоже полетела в эти

Страны, или все равно уже в какие.

Но закрыто небо на затворы,

Бабочек своих искать осталось.

Я ищу, и кажется, у моря

Видела, а может, показалось.

Крылышки прозрачно кареоки

И  загар от усиков до брюшка.

Видимо, летела издалека

И присела подзаправить душу

Нашими полями и лесами,

Нашей ближнею восточной пеной,

Что взбиваем днями и ночами

Мы величиною переменной.

Здесь живу, и дальше ни ногою

Мне нельзя пока, ну что же делать…

Бабочка с восточною косою,

Приходи со мною пообедать.

       Не с руки

Несмотря и вопреки

Обижаться не с руки,

Жалко жаться по углам,

Засыпать по вечерам,

Не искать на небе звезд

И вопросом на вопрос

Отвечать – как ни крути,

Не с ноги и не с руки.

Ноги надо мылом мыть,

На руках себя носить,

Чтобы чисто, не спеша,

Чтобы тело и душа.

Чтобы каждый раз опять,

Чтобы раз – и в двадцать пять.

Как в парное молоко

И беспечно, и легко.

Потому что жизнь, как есть.

Ее надо с маслом есть,

Ее надо пить до дна,

Капля чтобы ни одна.

Не одна – кукушки бой

На стене – само собой –

Время – стрелки, рысаки –

Обижаться не с руки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *