48(16) Алексей Александров

Дырочка в  стене

 

На вершине холма сидит дурак,

Похожий на уставшую улитку,

Играет вальс духовой оркестр,

Птица скачет на одной ноге.

Приходящему говорят: здравствуйте,

Уходящему – закройте дверь.

Думаешь, что ты царь горы,

А это сезонная распродажа.

Собака берет след и чихает,

Тает кем-то забытое мороженое.

По сигналу все раскрывают зонтики,

Изредка постреливая из ружья.

               ***

К зиме упакованы розы,

От взглядов укрыт виноград.

Читатель ждет рифмы “морозы”,

Которой писатель не рад.

Стоит опустевшая дача,

За колышек держится дуб.

Писатель молчит, озадачен

Дымком, улетающим с губ,

За деревом спрятаться хочет,

Узнать, что случится потом,

И выбежать звездною ночью

Умыться из бочки со льдом.

               ***

Реки парное молоко,

И вот оно уже остыло.

Там, за рекою, далеко

Зима обходит город с тыла.

Плывет порожняя баржа,

Рыбак сворачивает снасти.

Где куст, похожий на ежа,

Там жизнь, похожая на счастье,

От нас скрывается под мост,

Пока ты смотришь вслед устало,

Бежит, задрав облезлый хвост,

И вот ее уже не стало.

              ***

Упразднили Роспечать,

Сообщив об этом в чате.

Как теперь нам отмечать

День работника печати?

Не поймешь, в какой связи,

Но во благо это или

Просто так? Поди спроси.

И Россвязь нам отменили.

Снова ветер перемен

Треплет флаг над головою,

И грядет эксперимент –

Будущее цифровое.

Кто играет там, резвясь,

Не молчите, отвечайте –

Восстановится ли связь,

Будут ли синеть печати?

           ***

Всё хуже не-

Куда не знаю

Бежать, но стоит

Помолчать –

Какая музыка

Земная,

И снег касается

Плеча.

Перед прозрачной

Медлишь шторой,

Как будто

Видишь из окна

Деревьев сонных

Разговоры.

Минута,

И еще одна,

Длиннее,

Чем тянулись годы,

Тлел сигареты

Огонек,

Был вечер

Нашей несвободы.

И сладок снег,

И путь далёк.

               ***

За салатом из морской капусты

Рыба ходит ночью в магазин.

В магазине холодно и пусто,

И охранник мается один.

Он бы рад поговорить, но рыба

Молчалива ночью и грустна,

Говорит охраннику «спасибо»

И спокойного желает сна.

Проплывет над головою танкер,

Шум мотора вдалеке умолк,

А она доест салат из банки

И закроет двери на замок.

               ***

Дырочку в стене проковыряв,

Чтоб узнать – а что там за стеной? –

Ныне нерешительно в дверях

Размышляет о судьбе герой,

Будь он янычар или варяг,

Или бард с надорванной струной,

И встает вечерняя заря

Над плывущей в сумерках страной.

В дырочку был виден механизм,

А в дверном проеме черт-те что.

Погляди на это сверху вниз –

Купол неба словно решето,

Шагомер отсчитывать устал,

Глазомер наелся правоты.

Чаша-то, наверное, пуста,

Много утекло с тех пор воды.

                 ***

Много кануло с той поры ночей,

Ровно столько, сколько и дней.

Джентльмены любят погорячей,

Но становится холодней.

После жаркого лета всегда холода,

Но растает лед, все дела.

Получается, что кругом вода,

Вот и тепленькая пошла.

Новогодняя на столе еда,

Опоздали на самолет,

Поезда провожают совсем не так –

Ленинградский певец поет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *