№46(14) Ирина Морозовская

 

 

ТОНКИЙ ШРАМ НА ЛЮБИМОЙ ПОПЕ

Это неправильно. Я знаю, что он бы такого не одобрил, и не затем писал последний диск, чтоб я его слушала, утирая глаза, шмыгая носом, а временами, на особо весёлых и оптимистичных местах – подвывая, благо обстановка позволяла.

http://www.markfreidkin.com/albums/last.html

И что я могу рассказать о Марке Фрейдкине?

Огромное, завораживающее и затягивающее наваждение  – только начни слушать, и очнёшься послезавтра. Наследие  аккуратно собрано и спрессовано в прекрасный сайт. А песни так упакованы в альбомы, что поштучно и не выковыряешь, да и не хочется.

http://www.markfreidkin.com/albums/king.html

Мы и знакомы-то в реале не были. Хотя с середины девяностых песни Марка стали витражным окошком в башенке моей жизни – в неё сбегаешь от тоски и меланхолии плюхнуться в уютное кресло, и через разноцветные стёклышки этих витражей вся эта наружа начитает играть с тобой в гляделки. И чем дольше глядишь – тем сильнее преображается прежний пейзаж за окошком. Песни Марка Фрейдкина показывали мне повседневный мир в настолько непривычных цветах, что поневоле приходилось соглашаться – да, это есть, и это есть, и это тоже есть – не простое, а разноцветное.

Все-все-все знают, и подпевают его песню про Тонкий шрам на любимой попе. Правда, приписывают нередко Макаревичу, но и Макаревич имеет право петь песни Фрейдкина, как и я имею и пою.

Видимо, поэтому мой любимый диск – “Эта собачья жизнь”. Помню щенячий восторг, с которым покупала кассету  на осеннем харьковском Эсхаре. Помню тесные объятья жабы, пытавшейся задавить меня, когда я дарила эту кассету на День Рождения Танде Луговской. Собственно, это у Танды дома я впервые услыхала Марка Фрейдкина, певшего Брассенса по-русски и на французском. Пришла в восторг необычайный. Таких переводов прежде я не слышала, да их и нет таких больше. Оказалось, что есть целые лекции, и не только о Брассенсе. И слушать их надо неторопливо и восторженно (иначе просто не получается)

 http://markfreidkin.com/lectures/brassens-1.html 

 Там сбоку ссылки и на другие переводы многих талантов, и больно оттого, что так, как он написал о других – я о нём не смогу.  Пообещала тогда Танде подарить кассету, буде встретится. Пришлось исполнять, хотя расставание удалось лишь оттого, что до того переписала и себе копию, презрев все лицензионные предупреждения. Песенка про Машу и сучку с этой кассеты долгие годы была моим коронным номером на вечеринках, да и теперь не забыта.

http://www.markfreidkin.com/albums/life.html

А потом появился интернет, и стало возможным следить за Фрейдкиным почти в реальном времени. Объём высыпавшихся на меня  текстов – переводов, статей и песен был таков, что до сих пор не всё освоено. А голос, говоривший со мной и певший мне был мягким, ироничным и бесконечно добрым.

 Не был  – остался. Знала, что Марк серьёзно болеет. Писал он о своём скором уходе с невероятным мужеством, оставив подробнейшие распоряжения о том, как это практически воплотить с наименьшим напрягом для окружающих. Заботился о них до последнего, да и продолжает, как я чувствую. Нереального мужества человек был с нами, и оставил такие дары, что можно только принять и пользоваться. И хорошо бы хихикать, улыбаться, смеяться в голос и даже ржать – это только я глупо реву, собирая эту колонку. А вы не плачьте, вы послушайте, и сразу поймёте – это для жизни, для радости и веселья.

Сложно добавить к тому, что уже сделали героические друзья его, собравшие прекрасный сайт:

http://www.markfreidkin.com/  

Разве что видео с живым голосом, невероятной улыбкой и  химически чистой магией,

Вот любимая моя ПЕСНЯ ПРО ОТЦА:

И весь концерт этот – чтоб плакать и смеяться, чтоб острее переживать жизнь в  утешаться, утешаться, это так нам всем нужно, всем нам. Особенно сегодня.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *