49(17) Александр Крюков

Руставели на иврите

  Я зарабатываю грош

  От напечатанного знака,

  Я жду вопроса: Как живешь?

  Чтобы ответить: Как собака.

   Когда бездомен верный пес

   И хлеба кус во рту случаен,

    Не задавай ему вопрос:

    Какой же пес его хозяин…

Б. Гапонов

 

Ровно 50 лет назад – в марте 1969 г. в Израиле вышел в свет перевод на иврит знаменитой поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Сенсацией стало то, что осуществил перевод гражданин тогдашнего Советского Союза Борис (Дов) Пантелеймонович Гапонов (1934-1972).

Он родился в г. Евпатория Крымской области, но в 1941-м в связи с началом Великой Отечественной войны (отец Бориса был призван в армию вскоре после начала войны и погиб на фронте) его семья эвакуировалась в грузинский город Кутаиси, где Борис поступил в среднюю школу, которую в 1953 г. окончил с золотой медалью.

С основами иврита и ТАНАХом юношу познакомил его дед – ­выпускник знаменитой Виленской ешивы раввин Хаим Шмуэль Мазе, ­брат известного московского раввина, публициста и общественного деятеля Яакова Мазе (1859-1924). Дед занимался с внуком по книгам Торы, Мишне, «Книге Агады» Бялика и Равницкого и стихотворениям Х.-Н. Бялика. Основные знания по ивриту Борис Гапонов приобрел самостоятельно, слушая передачи радиостанции «Голос Израиля» на иврите (в Кутаиси их не глушили) и, занимаясь по старым, дореволюционного издания еврейским книгам, которые он обнаружил в местной синагоге и у друзей. «Книгу пророков я изучил основательно… – вспоминал Гапонов. – Словарей у меня не было, поэтому я был вынужден составлять карточки со словами и выражениями и учить их, пока не постигал значения полностью, и они не проникали в мою кровь» (перевод с иврита из писем Гапонова, изданных в 1983 г. в Тель-Авиве). Иврит стал жизненным призванием молодого человека, его единственной страстью.

В 1956 г. Гапонов поступил в Институт восточных языков при МГУ им. М.В. Ломоносова, где изучал персидский язык. К сожалению, из-за материальных трудностей (умер дед, фактически содержавший семью материально) одаренному студенту удалось проучиться совсем недолго – он оставляет Москву и возвращается в Грузию.

После службы в армии Гапонов поступает на работу в многотиражную газету «Ленинец» Кутаисского автозавода, где десять лет (до 1969 г.) работает переводчиком с грузинского на русский, корректором и литсотрудником. Ради дополнительного заработка ему также приходилось переводить с грузинского на русский совершенно разные материалы, например, научные труды и диссертации. Так, Гапонов перевел на русский книгу тогдашнего секретаря Союза писателей Грузии Д. Квицаридзе и некоторые другие издания.

Одновременно на рубеже 60-х годов Гапонов начал серьезно заниматься переводами с грузинского и русского языков на иврит. В 1962 г. он приступил к составлению русско-ивритского словаря, в те же годы перевел на иврит «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова.

Подлинным взлетом таланта Бориса Гапонова, его творческим подвигом стал блестящий перевод поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» на иврит. Идею возможности перевода Гапонов обдумывал давно. Через своего родственника Моше Евзерова, жившего в Хайфе, Гапонов заочно познакомился с израильским журналистом Моше Невяски, с которым ряд лет переписывался на иврите. Так, в одном из писем (7.9.1960) переводчик спрашивал: «Я бы хотел задать Вам вопрос из литературной сферы: переведено ли на иврит творение великого классика грузинской поэзии Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре»? Это значительное произведение переведено на многие европейские языки, но я сомневаюсь, что оно существует и на иврите…»

Уже через пять с половиной лет Гапонов писал (9.1.1966) тому же М. Невяски: «Я начал и с Б-жьей помощью скоро закончу большое дело: перевод на иврит обширной поэмы выдающегося грузинского поэта двенадцатого века Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре…» Произведение состоит из 1671 строфы, и я уже перевел около тысячи ста. Я хотел бы услышать Ваш совет и попросить помощи: куда мне обратиться, чтобы мой труд увидел свет?»

Так одна из глав этой работы попала в руки крупнейшего израильского поэта и переводчика Авраама Шленского (1900-1973), который был поражен мастерством перевода. Шленский взял заочное шефство над Гапоновым и приложил немало усилий, чтобы «Витязь…» на иврите был издан в кратчайшие сроки и в лучшем виде. Например, по настоянию Шленского, для этого издания была изготовлена особая бумага, напоминавшая по виду пергамент.

Гапонов сумел создать настоящее произведение поэтического искусства. Перевод был выполнен в великолепной поэтической форме с большой степенью соответствия духу и стилю оригинала. Ранее знаменитую поэму переводили на идиш (Д. Гофштейн, Е. Фининберг, М. Хашевацкий), а также фрагмент из 36 строф перевел на иврит известный израильский поэт Ш. Черниховский (1875-1943). Гапонов перевел поэму полностью.

В Израиле этот труд был опубликован в марте 1969 г. и сразу же вошел в классику поэтических переводов на иврит. Книга в прекрасном издании большого формата и с великолепными иллюстрациями из рукописи XVII века была издана одним из крупнейших израильских издательств «Ам овед», перевод редактировал сам А. Шленский. По общему мнению ряда специалистов, эта работа не уступает оригиналу по силе эмоционального воздействия, и поэтому стала явлением в ивритоязычной культуре. Появились десятки восторженных рецензий, статей и обзоров.

Вместе с тем, следует учесть, что Гапонов находился фактически в языковой изоляции, поскольку литературный иврит в СССР в 50-60-е годы ХХ века был уделом единиц, как, например, профессора Б. М. Гранде (Москва) и К. Г. Церетели (Тбилиси), а также составителя известного иврит-русского словаря (Москва, 1963 г.) Ф. Л. Шапиро. Поэтому переводчику «Витязя…» приходилось создавать свой особый, танахический стиль иврита, что несколько усложнило восприятие поэмы основной массой читавших на иврите, владевших главным образом разговорным языком.

Шленский выдвинул кандидатуру Гапонова на присуждение премии им. Шауля Черниховского, которой награждаются литераторы за классические переводы художественной литературы. В письме членам комитета по присуждению премии знаменитый израильский поэт писал: «Мы надеемся, что присуждение премии Д. Гапонову позволит ему приехать в Израиль, чтобы мы лично здесь приветствовали его. Может быть, появится возможность, чтобы он остался здесь на постоянное проживание» (цит. по предисловию Ш. Эвен-Шошана к книге стихов Лермонтова, переведенных Д. Гапоновым). Так Гапонов первым из неграждан Израиля стал лауреатом премии им. Шауля Черниховского.

Для получения премии в Израиль были приглашены Б. Гапонов, автор фундаментального труда о Руставели (также переведенного Гапоновым на иврит) академик А. Барамидзе, и председатель Союза писателей Грузии И. Абашидзе. Однако руководство тогдашнего СССР отказало всем троим в разрешении посетить Израиль. Единственное, что мог сделать А. Шленский, так это переслать Гапонову около 30 статей из израильских газет и журналов, посвященных переводу «Витязя…» на иврит.

Неожиданное крушение годами лелеемой надежды побывать в Израиле повергло Гапонова в отчаяние и тяжело отразилось на уже ряд лет ухудшавшемся состоянии его здоровья. Однако, преодолев депрессию, литератор сосредоточился на переводе стихов Лермонтова, его поэмы «Измаил Бей» и романа «Герой нашего времени». Он перевел также несколько стихотворений современных русских поэтов и продолжал составлять русско-ивритский фразеологический словарь.

Весной 1970 года усилились недомогания, и Гапонов был вынужден периодически прекращать работу. Будучи уже не в состоянии писать правой рукой, он достал пишущую машинку с ивритскими литерами, и пальцами левой руки выстукивал перевод «Героя нашего времени». Тогда же Гапонов впервые обратился к властям за разрешением на выезд на постоянное жительство в Израиль, однако эта просьба была отвергнута.

Талантливый переводчик таял на глазах, не смогла помочь и операция по удалению опухоли мозга, сделанная Гапонову в марте 1971 г. в Ленинграде. Врачи определили, что дни Гапонова сочтены… Только теперь он и его мать Берта Самойловна получили разрешение на эмиграцию в Израиль.

       28 мая 1971 г. уже тяжело больного, парализованного и лишенного дара речи Гапонова привезли в Израиль, и уже на следующее утро в больнице «Тель а-шомер» его навестил Шленский. Встреча с угасавшим Гапоновым, из глаз которого при виде знаменитого израильского поэта потекли слезы, произвела на последнего сильное впечатление. «Может быть, – писал вскоре Шленский в письме (31.5.1971 г.) к литератору и переводчику Аврааму Белову (Элинсону), – все же случится чудо, и медицинский уход здесь поможет ему».

Вскоре был издан перевод на иврит романа «Герой нашего времени» (издательство «Сифрият а-поалим»), также получивший высокую оценку. Академия языка иврит (Иерусалим) присвоила Гапонову звание почетного члена, ему также была присуждена премия президента Израиля для писателей-репатриантов. На церемонии вручения премии Гапонова представлял А. Шленский…

25 июля 1972 г. талантливый литератор скончался, ему было только 38 лет.

В 1983 г. в издательстве «Ам овед» вышел в свет сборник 300 писем Гапонова на иврите под названием «Письма из Закавказья, 1960-1970», который подготовил к изданию известный израильский поэт, очеркист и переводчик Шломо Эвен-Шошан. В 1989 г. израильское издательство «А-Кибуц а-меухад» опубликовало также подготовленный Ш. Эвен-Шошаном сборник стихов Лермонтова в переводах Гапонова. Эти переводы около 150 стихотворений последний переправил в Израиль еще в 60-е годы, но тогда лишь отдельные из них увидели свет в газетах и журналах.

В неизданном наследии Гапонова значительный интерес представляют большой фразеологический словарь иврита, над которым составитель работал 15 лет, заметки, связанные с переводом поэмы Руставели, а также авторские стихи Гапонова на русском языке, посвященные еврейской тематике.

В Иерусалиме в долине Креста именем великого грузинского поэта в 2005 году была названа улица, на которой стоит православный мужской монастырь Святого Креста. В нём некогда жил выдающийся грузинский поэт и государственный деятель Шота Руставели (ок. 1172-1216 гг.), который здесь же и был похоронен. Позднее на этой улице был установлен памятник Руставели.

В Кутаиси одна из улиц носит имя Гапонова, а на доме, где жила его семья, установлена мемориальная доска. В 1989 г. правительство Грузии посмертно удостоило литератора Государственной премии им. Шота Руставели. Память о Гапонове хранят и в Израиле: именем талантливого переводчика названа одна из небольших улиц в Рамат-Гане.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *