48(16) Рам Орен

Конец недели

 

 

    Одного беглого взгляда ему было достаточно, чтобы узнать её.

Среди десятков женщин, в тот час находившихся в зале прилёта аэропорта Франкфурта, она была самой привлекательной. На её плечи было накинуто чёрное кожаное пальто, красный свитер обтягивал пышную грудь, чёрная юбка мини подчёркивала длинные стройные ноги в высоких сапогах, тоже чёрных. В руках женщина держала табличку с его именем, написанным от руки.

Он не сразу поверил своим глазам: обычно в деловых поездках партнёрские компании предоставляли ему в сопровождающие немолодых женщин, деловых и малопривлекательных. В первый раз его встречала настоящая красавица.

Когда он подошёл к ней, она широко улыбнулась яркими губами, показав два ряда белоснежных зубов, словно встретила старого друга. Более приятной встречи он не мог и ожидать.

Они пожали руки, её была тёплая и мягкая:

– Очень приятно, меня зовут Карен, – голос был чуть хриплым.

Он был уверен, что она уже всё о нём знает: о предприятии, где он управляющий, о продукции предприятия, его возрасте и семье – жене и двух дочках, о цели приезда – по приглашению местной торговой палаты ему предстояло встретиться с крупными бизнесменами. Было понятно, что организаторы мероприятий снабдили Карен всей этой информацией.

Шофёр ожидавшего их серебристого «мерседеса» – молодой высокий мужчина по имени Йохан – сообщил, что находится в полном распоряжении гостя в любое время суток. С подчёркнутой предупредительностью он распахнул перед ним и его сопровождающей дверцы автомобиля и ждал, пока они усядутся на заднем сидении В салоне был комфортный микроклимат и ощущался запах хорошей кожи. Был ранний вечер, и когда автомобиль направился в город, снаружи начался лёгкий дождь.

Карен обещала, что гостиница понравится ему, и рассказала о расписании встреч, запланированных на завтра. Она сидела близко к нему, почти касаясь, и он почувствовал исходивший от неё тонкий запах духов.

     Не переставая слушать её, он вдруг подумал о том, что ни в одной из своих прежних деловых поездках по миру он так не волновался. Он сразу забывал имена сопровождавших его женщин, как только поднимался в самолёт, возвращаясь домой. А вот Карен, он был уже почти уверен, забудется не так скоро…

Гостиница действительно была роскошной и удобной. Карен, он и носильщик поднялись на лифте в его номер на шестом этаже. Глубоко поклонившись за щедрые чаевые, носильщик поспешил оставить их.

Карен прошлась по просторному номеру, задержала взгляд на широкой кровати, выглянула в окно, отметила удобный письменный стол и старинный стул возле него, затем остановила на госте взгляд своих голубых, как море, глаз.

– Ну как, всё в порядке?

– Да, всё выглядит отлично, – он был чуть растерян, не зная, как поступить: начать разбирать чемодан или сначала проводить Карен до выхода из гостиницы.

Ему хотелось, чтобы она осталась. По правде говоря, он уже был настроен на краткое и необязывающее романтическое приключение. Не то, чтобы так случалось в его предшествующих поездках, но почему бы не произойти этому сейчас? Что мешает ему забраться с Карен в постель? Никто не узнает, тем более – жена.

Карен взглянула на наручные часы.

– Вы устали? – спросила она своим чуть хриплым голосом, который уже начинал кружить ему голову.

– Нет.

– Отлично, – её голубые глаза загорелись. – Хотите пойти поужинать?

Если честно, то как раз есть он сейчас не хотел: еда в самолёте стояла комом в желудке и даже вызвала изжогу. Но он хотел быть с ней, узнать её поближе, насладиться её обществом.

Йохан терпеливо ждал их в «мерседесе». Карен назвала ему ресторан, и после короткой поездки автомобиль остановился. Шофер предупредительно открыл им дверцу. Карен поручила ему подождать их.

– Мы пришлём вам что-нибудь перекусить, – пообещала она, и Йохан благодарно кивнул.

Ресторан не разочаровал: столики на удалении друг от друга, приглушённый свет, свечи на столах, тихая музыка, прекрасная еда, отличное вино. Карен не забыла отправить поднос с бутербродами для водителя, и гость не мог не отметить про себя её внимательность.

Они мило беседовали, она сообщила, что изучает в университете архитектуру, он рассказывал о жизни в Израиле. На вопрос о возрасте Карен сообщила, что на прошлой неделе ей исполнилось двадцать семь.

«На двадцать лет моложе меня», – подумал он. Мысль о романе с девушкой при такой разнице в возрасте приятно льстила его мужскому эго.

Вино немного вскружило им голову и, выходя из ресторана, Карен чуть споткнулась. Он поспешил подхватить её за талию, узкую и гибкую. Удерживая девушку чуть дольше, чем было необходимо, он почувствовал, что она не спешит отводить его руку.

Йохан привёз их в гостиницу.

– Чудесный был вечер, – поблагодарила Карен. – Мне было очень хорошо.

Он хотел было пригласить её подняться к нему, но подумал, что не стоит спешить… «Терпение, немного терпения», – сказал он себе и попрощался.

Её рукопожатие было тёплым и продолжительным.

– Буду ждать вас завтра в лобби в половине девятого, – напомнила Карен.

Йохан открыл для него дверцу и, подождав, пока гость выберется из автомобиля, мягко захлопнул её. Тонированные стекла скрыли Карен.

Официальные встречи проходили с немецкой аккуратностью. Карен везде сопровождала его и терпеливо ожидала их окончания, находясь в приёмной или в секретарской. А он часто с нетерпением ждал, когда же она снова будет с ним. В отличие от его предыдущих деловых поездок, теперь не их содержание становилось для него главным…

В обеденное время Карен показывала ему немецкие рестораны. Они ели знаменитые большие сосиски с квашеной капустой, пили много пива, смеялись. После окончания дневных встреч Йохан отвозил его в гостиницу, а спустя час-другой Карен заезжала за ним – вечерний отдых также входил в программу пребывания гостя во Франкфурте. Не было ни одного дня, чтобы она не предложила ему провести вечер вместе, что он принимал с радостью. Они сидели в пабах, танцевали в ночных клубах и на дискотеках. Карен была прекрасной партнёршей, интересным собеседником и обаятельной женщиной. Уже тысячу и один раз он проговаривал про себя слова, которые скажет ей в конце вечера, проигрывал в голове ситуацию, как удобнее пригласить её провести с ним ночь. Однако каждый раз, когда он уже собирался сказать ей, видел устремлённые на него в ожидании её очаровательные глаза, у него начинали дрожать колени и он менял тему, отступался.

Ночью, ворочаясь в своей одинокой постели, он проклинал себя за нерешительность и слабоволие, ведь он был уверен, что и она хочет его. Так почему же, чёрт побери! он не может это сделать? Может, из-за мыслей о жене? Может, из-за того, что по возрасту Карен годится ему в дочери? А может, из-за боязни быть оскорбленным, если Карен откажет ему?

В пятницу деловые встречи должны были закончиться к полудню, а новые начнутся только в понедельник. В выходные дни Франкфурт, кипящий деловой активностью в будни, превращался почти в сонное царство, где жизнь словно замирала. Поэтому гость не хотел оставаться там на уикенд, когда Карен не будет рядом. Поэтому ему пришла идея арендовать автомобиль и предложить девушке поехать с ним в краткое путешествие по близлежащим живописным городкам. А вечером накануне он устроил себе настоящую репетицию, бесконечно повторяя перед зеркалом решающее предложение, которое готовился произнести…

Ему казалось, что последняя встреча в пятницу проходит невыносимо медленно. Наконец, она завершилась, и он облегчённо вздохнул. Когда они с Карен спускались в лифте офисного здания, он понял, что вопрос приглашения на прогулку нужно решать сейчас, до того, как они встретятся с Йоханом и сядут в «мерседес». Побыть вдвоём оставалось только две-три минуты.

 Тем временем лифт опустился на первый этаж, и двери раскрылись. Они вышли. «Сейчас или никогда», – сказал он себе и остановился. Карен тоже остановилась и взглянула на него. Мгновение они молчали, потом Карен вдруг спросила:

– Какие у вас планы на конец недели?

– Я хотел…

Она опять опередила его:

– Что думаете о поездке вдвоём на лоно природы?

Её глаза, как ему казалось, умоляли: «Пожалуйста, не говори: “Нет”».

– Э-э-э… Да… С радостью, – пришёл он в себя, поражённый тем, что она или прочитала его мысли, или хотела ровно того же, что и он. В этот момент он даже не подумал о жене. По правде говоря, сейчас он не мог думать ни о чём, кроме того, что увидел в её глазах.

Они поехали к ней, чтобы она взяла кое-что из одежды и купальные принадлежности. «Мерседес» остановился возле старого дома в тихом жилом квартале. Карен пригласила гостя подняться в квартиру. Мебели было немного: письменный стол с несколькими учебниками на нём, старый расшатанный стул, на полу – широкий матрац со сбитым постельным бельём.

– Выпьете чаю? – предложила она.

Он согласился.

Карен приготовила зелёный китайский чай, весело рассказывая о месте, куда они отправятся:

– Если вы не против, я выбрала маленькую гостиницу прямо в лесу, далеко от города и вообще от какого-либо жилья. Вам там понравится.

Ему уже нравилось.

Затем поехали к нему в гостиницу. Он поднялся в номер, чтобы взять только самое необходимое из одежды и бритвенные принадлежности. Он привез из Израиля две новые книги, которые надеялся прочитать здесь, однако решил их не брать с собой на выходные: планы на отдых с Карен не предусматривали чтение…

     Они выехали из города и поехали вдоль Рейна. Солнце пробивалось сквозь легкие дождевые облака и играло бликами на речной воде. По сторонам дороги шли виноградники, и гроздьям крупного винограда предстояло вскоре стать молодым рислингом.

Карен сидела рядом с ним, и он ощущал тепло её тела. Волнение и возбуждение, которые владели им все последние дни, проведённые рядом с Карен, сейчас достигали своего пика по мере приближения минуты, о которой он мечтал всё это время.

Йохан свернул с шоссе на узкую боковую дорогу и поехал лесом, густые деревья даже не пропускали солнечные лучи. Через некоторое время автомобиль остановился возле двухэтажной гостиницы, стоявшей на лесной поляне. Из трубы на черепичной крыше здания шёл лёгкий дымок, свидетельствовавший об ужине, готовившемся на кухне. Из окружающего леса раздавались голоса птиц. Небольшая парковочная площадка была почти пуста, что говорило о малочисленности обитателей гостиницы, и это порадовало его.

Когда Йохан помог им занести вещи в небольшой приёмный холл, Карен взяла его за руку и отвела в сторону.

– До всего, – произнесла она тихо, – я хочу, чтобы вы пообещали мне кое-что.

– Конечно, – взволнованно ответил он, готовый пообещать что угодно.

– Я хочу… – она запнулась, – чтобы вы пообещали, что никому не расскажете о том, что произойдёт здесь.

– Да мне это и в голову не могло прийти, – отвечал он с напряженной улыбкой.

– Прекрасно…

Карен подошла к стойке регистрации и вернулась к нему, передав ключ от комнаты.

И тут произошло то, что заставило его остолбенеть: с другим ключом Карен подошла к Йохану, отдала ключ ему и, обнявшись, они пошли к лестнице, ведущей в номера…

Он смотрел на них, и в мозгу у него постепенно прояснялось: все эти вместе с Карен проведённые вечера, рестораны и дискотеки были призваны ввести его в заблуждение, изобразить, будто она увлечена им. Всё это было разыграно ради его готовности прикрыть её романтический уикенд с Йоханом! Карен знала, что ради гостя организаторы его визита оплатят всё.

Час спустя, за ужином, Карен поблагодарила его за возможность провести время со своим другом, и поинтересовалась, не огорчает ли его эта ситуация. Чтобы не показать, как он разочарован, он прикусил губу и ответил, что рад за них. Понятно, какими глазами он смотрел, совершенно подавленный, как они поднимались к себе в номер.

Двое суток тянулись для него целую вечность: стрелки часов, казалось, замерли на месте, тишина в номере давила. С Карен и Йоханом он виделся только в столовой, замечая их блестевшие глаза и нескрываемые счастливые улыбки.

Он позвонил жене и рассказал, что проводит уикенд в лесной гостинице.

– Тебе нравится? – спросила она.

– Хочу домой, – лаконично ответил он.

Перевод Александра Крюкова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *