48(16) Яков Шехтер

Удар молотком

 

– Девушка, а вам не кажется, что в этом кафе слишком много неосторожных людей?

Она подняла голову. Глаза, над черной маской с жирно нарисованными красными губами, растянутыми в иронической улыбке, оказались светло-карими.

– Жизнь – это личный выбор каждого, – негромко произнесла она. – Вы ведь тоже сняли маску, значит – сделали свой выбор.

– Но как иначе я смогу выпить кофе! – удивился он.

Девушка не ответила и перевела взгляд на телефон.

Он поспешно натянул маску и продолжил завязывать разговор.

– Вы знаете, многие считают, что никакой эпидемии на самом деле нет.

Девушка лишь презрительно передернула плечами.

– А вот я как раз из тех людей, кто занимается этим вирусом вплотную, поэтому думаю совсем иначе.

– Вплотную? – она оторвалась от телефона, и от ее взгляда у него потеплело в груди.

– Ну да, я ученый, вирусолог, и могу с полным знанием дела сказать – мы еще не сталкивались с такой хитрой штучкой.

– Хитрой? – брови у девушки удивленно изогнулись, и он, в восторге от того, что разговор завязался, зачастил.

– Он все время меняется, модифицируется, причем коренным образом. Наработки прошлой недели на нынешней оказываются бесполезными. Представьте, будто вы ищете мужчину, а он за время ваших поисков успевает превратиться в женщину. Как его ухватишь?

– Да-да, непростая задача, – произнесла она и снова уткнулась в телефон.

Девушка сразу привлекла его внимание. Он присел на минутку, спокойно выпить второй утренний кофе и побежать дальше, и тут увидел ее. Попадание было точным, девушка за соседним столиком в точности совпадала с его представлением об идеале женской красоты. Была в ней чарующая мягкая округлость, хотя грудь, прикрытая тонким шелком легкого платья, выглядела напряжено-упругой.

Отхлёбывая кофе, он внимательно осмотрел ее всю, от ровных пальчиков в открытых босоножках, изящных лодыжек, гладких, загорелых ног, прикрытых чуть выше ровных коленок абрикосовым подолом, оглядел изящные руки, высокую грудь, мраморный столбик шеи, лицо, скрытое черной маской, корону пышных волос, пробитую солнечным светом из окна за спиной, и розовые миниатюрные ушки.

Ему нравилось, когда девушки носили платья. Женская одежда подчеркивала красоту, а штаны, даже самого дамского покроя, огрубляли ее.

Девушка продолжала тыкать пальчиком в экран телефона. Потом положила его на столик и, достав из сумочки записную книжку в роскошном кожаном переплете, принялась деловито водить в ней миниатюрной ручкой. Он успел заметить вытесненную на кожаной обложке цифру.

– Вам девятнадцать лет?

Она вскинула голову и по расширившимся глазам, он понял, что девушка улыбается.

– И это подарок на день рождения? – успех надо было закреплять, говорить, говорить, что угодно, лишь бы вовлечь ее в беседу. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы она откликнулась на ухаживание. Все его дела, такие срочные и важные, теперь представлялись бессмысленной ерундой.

– Неужели я кажусь вам такой юной? – произнесла она.

Он поплыл, утонул, пропал в нежнейших обертонах ее милого голоса.

«Да разве бывает так? – мелькнула мысль. – Бежал человек на работу, спешил, как обычно по делам, и вдруг – трах-тарабах – молотком по голове, ошейник на шею и в рабство».

Да-да, именно в рабство. Нежнейшее, сладчайшее, восхитительное рабство; принадлежать только ей, быть постоянно у ее ног, каждый день, каждую минуту, с этого момента и до самого конца жизни.

«У ее ног, – повторил он. – Забавно, откуда пришел ко мне этот оборот?»

Он умел обращаться с представительницами прекрасного пола, умел и любил заводить романы, и среди друзей слыл опытным Дон-Жуаном. Но сейчас все выглядело по-другому. Решение было принято не им, и отказаться от выбора он тоже не мог. Его вели, словно быка на веревочке, и ему хотелось только одного – ускорить шаги.

– Вы о чем-то задумались? – звук ее голоса вывел его из ступора.

– Я? – машинально, еще по привычке свободного человека удивился он, но тут же спохватился.

– Да, задумался. О вас. Кто вы, как вас зовут, где вы живете, чем заняты? Теперь я могу думать только об этом.

– Не слишком ли много вопросов? – ответила девушка, беря в руки устройство, которое он ошибочно принял за телефон. Теперь он сообразил, что это, скорее, калькулятор, имеющий вид смартфона.

– Можно прибавить к вопросам одну просьбу? – спросил он, извлекая из арсенала дон-жуановских приемов самый незамысловатый. Он пересел за ее столик и добавил. – Только одну и очень скромную.

– А ваше имя мне уже известно, – произнесла девушка.

– Да? – удивился он. – Вы читаете мысли?

– Читаю, – по уголкам глаз он понял, что девушка улыбается.

– И как же меня зовут?

– Торопыжка.

– А вас?

– Не все сразу. Так о чем вы хотели попросить?

– Снимите маску.

Она засмеялась.

– Это может вам дорого обойтись.

– Готов заплатить любую цену.

– Даже цену своей жизни? А вдруг я заразная?

– С вами вместе куда угодно, хоть за черту.

– Вы уверены в том, что говорите? – спросила девушка.

– Абсолютно! – вскричал он. – Пожалуйста, откройтесь!

– Ну что ж вы сами напросились, ­­– ответила девушка, срывая маску.

Он вздрогнул, мгновенно покрывшись смертельной испариной. С другой стороны столика, сжимая в руке калькулятор, на него холодно и жестко смотрел «Ковид-19».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *